You are here
Home > NFL > Стоит захотеть. Почему Эндрю Лак достоин победы в Супербоуле

Стоит захотеть. Почему Эндрю Лак достоин победы в Супербоуле

Итак, что мы имеем: «Денвер Бронкос» Пейтона Мэннинга – три победы в «+50», 450 ярдов за игру, 5 игроков с 10 тачдаунами.

«Сиэтл Сихокс» Расселла Уилсона – старт в 11-1, 14-матчевая победная серия (дома), третий сезон подряд с тысячей ярдов Маршона Линча.

«Каролина» Кэма Ньютона – 81 ярд на выносе, второе место по результативности обороны, 106 матчей с ловлями Стива Смита (которого теперь не путают с джазовым музыкантом).

«Сан-Франциско» Каперника  – реваншистский настрой, 1000 ярдов Фрэнка Гора (7-ой сезон подряд), выдающийся год Анкуна Болдина.

«Новый Орлеан» Бриза – возвращение Шона Пэйтона, 40 первых даунов в матче с «Ковбойз», шесть 100-ярдовых игр Джимми Грэма.

«Сан-Диего» Риверса – 1,255 Райана Мэттьюса, 1,046 Кинана Аллена, реализация третьих даунов, которая не снится «Патриотам».

«Патриоты» Тома Брэди – одиннадцатый сезон с 10 победами (подряд), пятый титул чемпионов АФК (подряд), домашний рекорд в 0-8, матч плей-офф против «Индианаполиса».

Итак, что мы имеем: «Денвер Бронкос» Пейтона Мэннинга – три победы в «+50»

«Индианаполис Кольтс» Эндрю Лака – единственные, кто в этом сезоне побеждал половину команд плей-офф («Денвер», «Сиэтл», «Сан-Франциско»), у кого есть защитник с показателем сэков 19,5 (Роберт Матис) и квотербек с показателем победных драйвов – 10. И квотербек, которого называли новым ЛеБроном и Брайсом Харпером (в плане студенческого потенциала). И квотербек со степенью бакалавра по архитектуре Стэнфордского университета. Который не был замечен в скандалах, стычках и даже нареканиях на пресс-конференциях. Которого заботит лишь то, как поскорее доставить мяч в зачетную зону.

[videos file=”https://www.youtube.com/watch?v=VcX0Y8_AgBU” width=”500″ height=”350″][/videos]

Смотря на Эндрю Лака, вспоминаешь «Выпускник» с Дастином Хоффманом и «Рискованный бизнес» с Томом Крузом: примерные преппи-подростки тоже были идеальными, пока их не накрыл идентификационный кризис. Но вы не будете искать в новостных сводках происшествий, случившихся с Лаком, фотографий его похождений в бар или его новую подружку по фамилии Кардашьян. Части из этого у него просто нет, часть этого он просто скрывает.

«Индианаполис» Эндрю Лака – единственные, кто в этом сезоне побеждал половину команд плей-офф

Лак родился в Вашингтоне, его отец экс-квотербек Западной Вирджинии Оливер Лак. Эндрю провел детство в Европе: Германия, Лондон, учился во Франкфуртской интернациональной школе (жизнь в Лондоне не прошла «зря» – Лак парадоксальный фанат «соккера»: «однорайонных» «Арсенала» и «Тоттенхэма»).

Он всесторонне развит. Он может писать диссертацию, а может воплощать то, чем должен быть американский квотербек.

Вернувшись из Европы (как какой-нибудь герой Ивлина Во из паломничества за собственным «я»), Эндрю определился. Сделал то, что и было нужно для парня с корнями из Хьюстона и отцом – субъектом индустрии НФЛ.

После школы Лак попал в нужное место, место, где наряду с сильной футбольной программой знают: футбол – не главное.

1

Стэнфордский университет, где не учился Шон Паркер, но учился Стив Балмер. Это как под распределяющей шляпой шептать «только бы не «Слизерин» и услышать «Гриффиндор!».

Лак заработал это. То, что проявляется на высоком уровне не берется из пустоты и не возникает от поглощающего таланта. На таком «топливе» можно вспыхнуть раз-два, но на постоянной основе, на основе команд  All American и показателей в 3000 ярдов за сезон – на таланте не протянешь. Протянешь на труде, преданности и системе, которая не даст распылиться и зря тратить силы.

Возможности, которые получил Лак, попав «под крыло» Стэнфордских атлетических программ – исключительны. Об этом можно говорить, судя по месяцам, когда Эндрю мог пойти на драфт, но отказался, заявив, что окончит обучение, чтобы получить степень бакалавра по архитектуре. В «Пенн Стэйт» есть лайнбекер, который после тренировок преподает высшую математику первокурсникам, рисуя теоремы Ферма на зеленой доске – ему это нравится. Он исключение. В Стэнфордской атлетической программе – исключений большинство.

Лак заработал это

Отличие Стэнфорда от других команд НСАА такое же, как Цукерберга от Винклвоссов – у них нет фан-базы Алабамы, УКЛА, Орегона или других калифорнийских команд. Они не могут генерировать заработок с франчайз-игроков, так как фанатов все равно меньше. Стадион «Кардиналов» никогда не попадет в сводки рекордов, соревнуясь со 100-тысячным Мичиганом – он меньше, чем у «Арсенала», он на 50 тысяч. По продаже атрибутики на ноябрь 2013 года «Стэнфорд Кардиналс» занимали 42-е место среди всех команд НСАА. Даже если бы Лак в своё время начал давать платные автографы – это бы не сделало его команду финансовым «Техас A&M».

При этом, в спортивном Стэнфорде содержится 36 университетских команд.

1

Большинство игроков Стэнфорда не становятся звездами НФЛ. Не видят смысла. Они любят футбол, с радостью надевают атрибутику Роуз Боула, смотрят финалы дивизионных лиг, поедая куриные крылышки – им достаточно. Футбол? Спорт? Самая нелогичная штука на свете – в 36 лет у тебя пенсия с того, что осталось после кутежей и налогов и то, если в 27 ты получишь тот самый «КОНТРАКТ». Выпускники Стэнфорда не уходят на пенсию в 36. Даже если к тому времени создают пару-тройку вещей, которые вы загружаете в свой айфон.

Большинство игроков Стэнфорда не становятся звездами НФЛ

В этом преимущество Стэнфорда – если футбольную конкуренцию им не выиграть, то почему бы не разыграть карту собственного «Уолл-стрит», «Силиконовой долины»? Пало-Альто под боком – туда идет работать большинство выпускников университета и, главное, участники собственных сборных. Архетип тупого качка, бросающего мяч – здесь не работает. Этот качок окончит университет, пойдет жить и работать, сохранив культуру альма-матер. А культура здесь стоит больше, чем шумные PR-сеты. Например, экс-игрок «Кардиналов» Сальман Аль-Рашид пожертвовал университетской футбольной  команде 500 тысяч долларов. В 26 лет.

Так и живет стэнфордский футбольный парадокс – за счет денег, которые собственные атлеты заработали своими навыками, но навыками, напрямую не связанными со спортом. Спорт прививался как шанс исследовать модель конкурентной борьбы, преимуществ работы в команде и достижения собственной цели.

1

Поэтому Эндрю Лак не рвался в профессионалы – его физические данные были исключительны, такие атлеты рождаются раз в 20-30 лет. Феномен, первый номер драфта. Его таланты могли быть применимы в разных областях (думаю, он мог стать даже астронавтом; кстати, первая американка в космосе, Салли Райд, выпускница Стэнфорда, сейчас преподает там физику), но отличие Лака от того же Аль-Рашида в том, что футбол – и есть его главный талант. А это и делают выпускники подобных систем – используют главное преимущество с шансами на наибольший результат.

Поэтому Бернард Муир, директор стэнфордской спортивной программы в интервью ESPN не говорил о необходимости выиграть национальный финал НСАА или пару Роуз Боулов. Не говорил о коррупции в студенческом футболе или о том, что спортсменам НСАА пора разрешить зарабатывать. Его спортсменам это не нужно. Это не главное. Лак – исключительный спортсмен, который бы наверняка стал таким же в «Алабаме» или любом другом техасском университете. Но в «Стэнфорде» он получил разностороннее развитие, что дает ему страховку, и делает ни на кого не похожим ни в НФЛ, ни в любой другой профессиональной лиге.

Его таланты могли быть применимы в разных областях

Действительно, на кого похож Лак? Пейтон? Различный игровой стиль. Брэди? Том был андердогом, пробивающим дорогу наверх. Каперник, Расселл Уилсон? Даже если они выиграют перстень – будут уступать Лаку и в IQ, и в «likability».

Лак исключителен. Такого нет в НБА, НХЛ, МЛБ. Атлет, который в равной степени мог быть успешен и в повседневной и в спортивной жизни (аналог Мэджика). Который окончил один из лучших университетов мира, сказав, что, на время, миллионы подождут, но после отдал предпочтение спорту – носясь по полю среди людей, которые норовят свернуть тебе шею.

1

В этом есть что-то от непрофессионального благородства, когда спорт еще не был профессией. Когда им занимались в свое удовольствие. Когда осознанность выбора казалась настолько чиста, что оставляла пространство для других действий. У Лака оно осталось, и оно делает его неуязвимым.

Неуязвимым от поражений – хотя он один из самых, по-хорошему, тщеславных квотербеков. Неуязвимым от прессы – потому что ему действительно нечего скрывать. Неуязвимым от поклонников – потому что он выбил из «Индианаполиса» Пейтона Мэннинга и стал кумиром, пока ничего не выиграв. Неуязвимым от дрязг НФЛ – потому что, как и ранее Пейтон, он делает выбор, полагаясь на баланс преимуществ.

Лак исключителен. Такого нет в НБА, НХЛ, МЛБ

11 января «Индианаполис» отправится в Фоксборо, где Лак встретится с поведенческой моделью – 36-летним Брэди, который будет пытаться сделать лучше то, с чем другие не прошли бы в плей-офф. Это похоже на битву старой и новой школ, но, честно – Лак выглядит до ужаса консервативным и чувствует себя комфортно. Он как будто играл в лиге лет 10, и камбэки, завершающиеся счетом 45-44 вселяют уверенность.

Параллельно будет идти «Денвер» – «Сан-Диего» и встречи Пейтона и Лака в полуфинале ждут, наверное, даже фанаты «Чарджерс». Переход «власти» должен пройти официально, но вряд ли Лак любит такие мелочи. Вряд ли ему вообще нужна такая «власть». Он может об этом открыто сказать. Ему нужно то, чего он достоин и то, к чему стремится: очередная цель, как новый венчурный вклад или создание успешной фирмы. Или шанс выиграть там, где остальные хотят свернуть тебе шею.

Первоначально опубликовано в блоге “Академия Рашмор” на сайте sports.ru (7 января, 2014)

Rashmore
Rashmore Staff E-Mail - rashmoreacademy@gmail.com
http://vk.com/id260515905
Top
Загрузка...