You are here
Home > Pavlenko > Culture > 5 раз, когда Хамфри Богарт оставался самым мужественным героем кино

5 раз, когда Хамфри Богарт оставался самым мужественным героем кино

Богарт умер больше 50 лет назад, сыграв последнюю роль в 1956-ом – спортивный репортер в мире бокса, фильм – “Тем тяжелее падение” (номинация на Пальмовую ветвь).

Тем тяжелее падение

Если думаете, что упадническому названию по совпадению повезло оттенять последний фильм Хамфри, три предыдущих:

“Часы отчаяния”, 1956 (три гангстера, не какой-нибудь Морган Фриман в “Шоушенке”, бегут из федеральной тюрьмы, Богарт – гангстер).

“Левая рука Бога”, 1955 (святой отец Оши (Богарт), как Мартин Лютер Кинг, решает социальные распри).

“Мы не ангелы”, 1955 (комедия, но Богарт – заключенный).

“В укромном месте”, “Токийский Джо”, “Черная полоса”, “Рассчитаемся после смерти”, “Король преступного мира”, “Поезда проезжают ночью”, “Ангелы с грязными лицами”…

…это не настольные фильмы Альбера Камю. Это мужественная фильмография Богарта, который для парней, как мороженое для девушек после расставаний. В 60% фильмов Богарт покидает кадр в плаще, шляпе, в никуда, провожаемый тоской и струйкой сигаретного дыма. Контрольный – уход Хамфри инициирует сам.

“Мальтийский сокол”, 1941

Детективы в романах Дэшила Хэммета – офицеры, приспособившиеся к новой жизни умением искать нужных людей. Лишены манер. Немногословны. Ценят двубортный пиджак. Как и возможность приструнить вруна.

Был ли Богарт создан для нуара? Был выбор? 1930-40-ые – эра нуара, Корнелл Вулрич, он же Уильям Айриш, он же – Джордж Холли, работает над “Леди-призрак”, подражая Фицджеральду.

Богарт привносит терпкую лепту упаднических настроений: известный факт – Хамфри предложил в “Соколе” финальную строку из Шекспира.

Тоже он сделает в “Укромном месте” (1950) Николаса Рэя. Режиссер, который снимет “Бунтаря без причины” не знал, как закончить историю одержимого сценариста Диксона Стила, который понимал, что никто не понимает – что только с одержимостью он и способен совладать.

Финальную сцену, где Дикс покидает дворик ставшей вдруг бывшей невесты, на троих соорудили Рэй, Глория Грэм и Богарт.

И этот уход (сейчас меня четвертует гильдия сценаристов) в разы лучше,чем в “Касабланке” (1942), где мужесто Хамфри хемингуэевской строкой сконцентрировано в – “У нас был Париж”.

Многие из нас не убивали носорога на Килиманджаро, но понимали Хемингуэя. У многих не было Парижа – но поняли Хамфри.

От Хема до Хамфри

Париж был в “Сабрине” (1954), где анти-имиджу Богарта (счастливый Богарт) здорово подсобил Уильям Холден (“жертва” нуара №2)

И Одри Хепберн . Первая женщина, от которой Хамфри не удалось уйти.

Редко кому удавалось, Грегори Пеку:

Помимо 2 “Оскаров” Пек и известен тем, что он единственный человек, кто смог уйти от Хепберн.

Смог бы и Богарт, но это был 1954-ый, Хамфри за 50, чуть поддался, растерял форму. Попадись она ему в “Касабланке”…

… или в “Иметь и не иметь” (1944), экранизации романа Хемингуэя, где по Богарту “звонит колокол” испаноязычной перебранкой кубинских эмигрантов, которые расправятся с ним раньше, чем Хамф довезет их до границы.

Но как бывает с Богартом (и Хемингуэем) – проблему он понимает до того, как оппоненты примут ее за возможность. От того и морщины.

Павел Павленко
E-mail - pavlenkopvl@gmail.com
http://Rashmore.com
Top
Загрузка...