You are here
Home > NFL > Зачётная зона. К чему приговорен Аарон Эрнандес.

Зачётная зона. К чему приговорен Аарон Эрнандес.

«Я прощаю их, ведь знаю, что когда-нибудь я с ним встречусь (с «ним» — сыном), и это придает сил», Урсула Уорд, мать Одина Ллойда, 15 апреля, 2015.

 

15 апреля – большой день, не день когда земля остановилась – но для Бостона как если бы в одном городе в одно время открывалась Олимпиада и Мировые серии (и «Пэтритотс» играли на «Джиллете», а «Селтикс» повторно выводили из оборота номер Берда). 15 апреля. Годовщина взрывов на Бостонском марафоне, «Ред Сокс» стартуют 6-3 и играют в вечерней сессии с «Нэшионалс», «Брюинз» увольняют менеджера, «Селтикс» выходят в плей-офф, Ти-ди-гарден ожидает ЛеБрона, Жизель Бюндхен объявляет о завершении карьеры; за 438 миль в театре Форд в Вашингтоне завершают приготовления к 150-летней годовщине убийства Линкольна (еще в ночь на 15-е затонул «Титаник»), то дело закончилось «смертью тиранам», смертью Джона Бута, повешенной Мэри Суррат, после чего военные суды стали передавать дела о гражданских присяжным. 15, 2015 присяжные оглашают вердикт.

 

[dropcap]Д[/dropcap]ело не завершено. Дело, начавшееся 17 июня 2013 в – как позже обозначат – «индустриальном парке» Северного Аттлеборо (в получасе ходьбы от дома тайт-энда) прошло контрапункт. Прошло то, из-за чего был произведен арест, что получило правду больше похожую на 150 финальных страниц «Хладнокровного убийства» Капоте (с оговоркой на более суровые законы Канзаса). Но Эрнандес не Перри и Хиккок. Через 6 недель после убийства 25 летний Аарон получит 40-миллионный контракт, у него будет невеста, дочь и дом за 1,5 миллиона. Если бы такое было у героев Капоте – дочь семьи Клаттеров уже ходила бы в колледж.

Эрнандес не Перри и Хиккок

В деле – как позже обозначат – «Fall River» есть два сообщника, которые не признали вину, которые теперь надеются на любой другой приговор, как надеялся Аарон. Так говорил его адвокат, Майкл Фи – Эрнандес был на месте преступления (как и те двое), но был как свидетель («он не знал, как реагировать, простите»). Суд – Аарон был там как инициатор, он нажал на курок (Глок 45 калибра, Урсула Уорд остается без первого ребенка).

Урсула Ллойд после оглашения приговора

Эрнест Уоллес и Карлос Ортиз продолжают существовать с перспективой когда-либо стать свободными, прийти в это же место, в суд Бристоля, в зал заседаний напротив Эверрет-стрит, в часе от базы «Патриотов», придти как прохожий или тот, кто в старости расскажет в какую переделку попал.

25-летний тайт-энд не расскажет (возможно, на редких встречах с дочерью, если та захочет встречаться; в Бостоне от Эрнандеса настолько хотят откреститься, что пытаются не замечать или говорить, что параллельно шло дело Царнаева и за ним «интересней» следить, а ещё «Пэтс» выиграли Супербоул, так что…). Аарон становится единственным атлетом, получившим 40 миллионов, будучи вовлеченным в тройное убийство. Сейчас он надеется на апелляцию в Верховный суд, естественная процедура для штата после пожизненного без права на условно-досрочное, дата рассмотрения пока неизвестна.

Параллельно шло дело Царнаева и за ним «интересней» следить

Вероятно, поэтому Эрнандес более хладнокровно воспринимал приговор («защите нечего добавить»), а еще потому, что в мае он переедет в другую часть города, чтобы услышать похожие обвинения с разницей в количестве людей и патронов.

Судья Сьюзан Гарш: Как поступать с остальным?

Майкл Ши: Посмотрим, что скажет Бостон.

«Остальные» — это не хранение оружия и боеприпасов, которые в купе с убийством Ллойда пока составляют вердикт, «остальные» — это Даниэль Абреу и Сафиро Фуртадо, эмигранты из Кабо-Верде, двойное убийство в 2012, когда Эрнандес выпустил 5 пуль в авто Абреу и Фуртадо в графстве Суффолк. Эрнандес в тот день отдыхал в клубе Cure Lounge, Абреу разлил на него напиток. Говорят, всё закончилось 2:30 в районе South End. Говорят, за это он убил Ллойда.

15 апреля, Эрнандес в зале суда при оглашении приговора

[dropcap]П[/dropcap]ока Эрнандес не обречен. Он и обреченным не был, хотя выглядел более очевидным виновником, чем О. Джей (чёрная знаменитость убивает белую женщину и в прямом эфире едва не кончает с собой). Он позировал с пистолетом (Глок 45-го), был последним, кто уходил с Ллойдом, был последним на кого указал Ллойд (невесте Эрнандеса: «Я беспокоюсь за свою жизнь» смс за минуты до смерти) — но у него не было мотива (официальная догадка: Ллойд знал про South End) так же, как у обвинения не было Глока.

Свидетели либо отказывались свидетельствовать (Эрнест Уоллес и Таня Синглтон, которая в итоге была обвинена в неуважении к суду), либо свидетельствовали, демонстрируя «крайнюю лояльность» (Алекс Брэдли, который не «идентифицировал нападавшего», хотя экс-игрок выстрелил ему в лицо в стрип-баре в Майами в феврале-2013… Эрнандеса пора вести не по О.Джею, а по Чарли Мэнсону). Защитная команда Эрнандеса, лучше, чем его линия обороны: Майкл Фи из Latham&Watkins, Джеймс Султан и Чарльз Рэнкин из Rankin&Sultan, они так и не допустили, чтобы обвинения в убийствах 2012 как-либо рассматривались в деле Одина Ллойда (поэтому многих удивляет такой приговор). В 2013 Пол Солотаров и Рон Борджес из Rolling Stone отметили, что Эрнандес может уйти от обвинения, как уходит от лайнбекеров на линии тачдауна. Ещё одна причина, почему это дело не так освещено — если реакцией на Бостонский марафон стало общественно-светлое Boston Strong, Эрнандес — Уилкс Бут, Ли Освальд с шансами освободиться («и лучше уж за этим не наблюдать»), не двусторонний, однобокий злодей. Если бы в комиксах или кино были такие, а не Джокер, Магнето и Ганнибал — погибла бы целая индустрия.

♦♦♦

Но агрессивная область его защиты осталась незащищенной, он не О. Джей, он скорее Фил Спектор. Если у Эрнандеса и есть способность манипулировать, а когда не получается (с Брэди, Беличиком, невестой, Ллойдом) прибегать к мерам (от «не беру телефон» до Глока), он истратил ее как запасы волшебной пыли: во время «Fall River» длившегося с 29 января – у защиты не было ни одного свидетеля, который мог по буквам произнести «он невиновен» или хотя бы – «я верю, что он невиновен» (даже если судья крикнет «Отклонено»). Не было ни одного человека, который бы нашел основания для того, чтобы Эрнандес вышел, или показался тем, кто не планировал акт (отличие убийства первой степени от убийства второй в наличии у первого задуманного плана; и в том, что второе позволяет выйти услово-досрочно). «Пэтриотс» потеряли $2,55 миллиона в 2013, $7,5 миллионов в 2014, и теперь ждут такого же приговора в мае, чтобы Эрнандес не вышел, т.к. не осужденный Эрнандес стоит им денег, которые они поставили на тот риск на драфте-2010 (4 раунд, путь патриота).

Его невеста — ни за ни против, его матери разрешили «находиться в суде» (как и матери Одина Ллойда), его отец умер, его сообщники (Эрнандес, Ортиз) признавались виновными по другим аспектам, его футбольная сторона – Крафт, Беличик, Понси, Спайкс – говорила как можно меньше так, чтобы не навредить (себе). Присяжные заявили, что «было тяжело» зачитывать приговор, но не из-за сожалений к убийце.

Обращения присяжных к семье Одина Ллойда

Пожизненное без права на условно-досрочное, и Эрнандес меняет гладиаторские апартаменты с играми по воскресеньям на реальные декорации «Зеленой мили» и шутки про тюремный нрав. Дело не завершено, за «Fall River» следует «Графство Суффолк», а область осталась, она движется в направлении того контрапункта – двойное убийство в районе South End – и она не найдет никого, кто выскажется за, кто хочет его встретить, кому Эрнандес придает сил.

Павел Павленко
Павел Павленко
E-mail - pavlenkopvl@gmail.com
http://Rashmore.com
Top
Загрузка...