You are here
Home > NBA > За спрос. Как Кевин Дюрант и Расселл Уэстбрук обходятся без СМИ.

За спрос. Как Кевин Дюрант и Расселл Уэстбрук обходятся без СМИ.

-Клифф?

Брант стоял недалеко от шкафчика Дюрэнта, рядом с которым не было ни Кевина, ни кого либо из «Тандер» — десяток репортеров от национального телевидения (NBC, FOX) до локальных «землекопов» (The Oklahoman, Oklahoma Gazette, Daily Thunder.com) ждали появления Расселла после победной игры с «Филадельфией 76».

-Клифф?

Брант повернулся. Мэтт Тамблсон, руководитель по связям с общественностью «Оклахомы», Мэтт работал в организации дольше, чем организацию освещал Клифф, и его любимой присказкой было улыбчивое «ещё вопросы?».

Так спрашивают «еще карту», когда знают, что у тебя перебор.

Тамблсон указывал, что Расселл вышел из душа.

-Можно задавать, — Мэтт дал отмашку.

Клифф (Клифф Брант, Associated Press) даже не развернулся – остался у шкафчика, где не было никого. Так удобней. Брант освещал «Тандер» более двух лет, и знал, как здесь заведено. Как на самом деле выглядит «лайкабилити» Уэстбрука и Дюрэнта (который в 2012 позиционировался как «антилеброн», а в 2015 уступил Стеффу Карри подиум «любимый атлет поколения нулевых» и то ли еще будет, когда он не вернется в «Вашингтон»).

4-5 вопросов, которые «землекопы» задают два года подряд («как вы выиграли в овертайме», «что насчет скандирования MVP», «что принесет эта победа»), и контрольное при нависающей тишине – «еще вопросы»?

 

В этот день самым острым было – «Расселл, как игралось в защитной маске?».

Расселл поднял палец вверх.

«Ещё вопросы»? Тамболсон кивнул и попросил остальных выйти. Возле Клиффа был Эндрю Гилман из FOX Sports.

-Эй, Associated, представь, как выбить индивидуальное интервью.

Клифф улыбнулся, это одна из старых баек «фасада Оклахомы», который цепкими усилиями PR отдела сдерживает окно «мы — претенденты», «наш тренер Скотт Брукс», «травма Дюрэнта – не критический момент». Индивидуальные интервью – такой же миф, как одновременно здоровые Уэстбрук, Дюрэнт и Ибака. Последний раз местной прессе Дюрэнт дал его после вручения MVP (год назад), Расселл в 2013 (два года назад), а после Шакила и Джеймса, Кевин самый популярный игрок в истории НБА в социальных сетях.

 

Когда Берри Трамер из The Oklahoman выдал заголовок «Мистер Ненадежный» в отношении участившихся травм действующего MVP, отдел по коммуникациям попросил Траммера извиниться. Берри принес извинения.

-Нет, нет – официально.

-Вы ведь понимаете, что такое колонка?

-Вы ведь понимаете, что такое остаться без доступа в раздевалку?

Для локального репортера, который четырьмя-пятью фразами зарабатывает на жизнь — всё равно, что писать рецензию, посмотрев трейлер.

Так идет баскетбольный диалог в штате первых землекопов, штате, который любил описывать свободолюбивый Джон Стейнбек («…из двух фраз выбирай ту, что короче; из двух слов — то, что проще; из двух описаний — то, что яснее»). В Оклахоме-Сити 519 тысяч человек с одной большой профессиональной командой – «Тандер». И не считая университетский спорт (который нужно считать не в рамках города – в рамках штата), в случае «плохого про «Тандер» репортер рискует существовать 15-строчными заметками о свежей игре «Энергии Оклахомы», если конечно хоть что-нибудь понимает про соккер.

Дюрэнт, Уэстбрук.
Дюрэнт, Уэстбрук.

«Мистер Ненадежный» — это плохое. Особенно в преддверии лета-2016, когда промоутерская Roc Nation, у которых подписан Дюрэнт, будет агрессивно пододвигать его к более крупному рынку «Лейкерс», которые смогут дать Кевину 34 миллиона.

Получается — это PR-отдел? Набивание маржи, забота об имидже интересов, никакой связи с Расселлом и Дюрэнтом?

Расселл сказал 70-летнему Трамеру «ты мне не нравишься» и отказался давать интервью («только потому, что ты мне не нравишься… вопросы?»). После PR отдел извинился, и предложил Берри джек-пот: индивидуальное интервью.

-Честь для меня – большое спасибо, всегда хотел побеседовать с Уэстбруком или Дюрэнтом, знаете мы ведь в одной ло..

-Нет-нет, индивидуальное, но не с Уэстбруком и Дюрэнтом. С Ником Коллисоном, мы вас запишем на 5.

♦♦♦

[dropcap]И[/dropcap] на национальном уровне доступ в раздевалку перестал иметь то значение, какое имел в первой половине века для MLB, тогда главной лиги США. «Это был попросту хлеб: ты входил туда, узнавал, кто с кем трется в баре, две-три строки — и делал колонку», Боб Райан, «Почему современным атлетам не нужны СМИ».

Или для НБА в середине-конце 80-х. Когда застенчивый Лэрри Берд пришел в лигу – согласился на каждое «раздевалочное» интервью. И так продолжалось карьеру. «Я ненавижу интервью, особенно в раздевалке – череда очевидных вещей (а для Лэрри, гуру треш-тока, череда «очевидных вещей» всё равно, что для Стейнбека три прилагательных к ряду). Но когда я стал профессионалом – это часть сделки. Они зарабатывают с того во что я играю».

 

-Но сейчас все сложней, — добавляет Лэрри, чьи СМИ (бостонские) в сравнение с Оклахомой, как империя Херста, — игрок чувствует, что может получить проблему, но откуда – догадаться нельзя.

Не смогли догадаться Пол Джордж, Дональд Стерлинг, Джулиан Эделман, Рэй Райс, Адриан Питерсон и список, который, поверьте, будет продолжен (за фото Дженьюари Джонс без макияжа TMZ может заплатить 2 тысячи, дерзайте, пересмотрев «Стрингер»).

Для контроля догадок и существует PR отдел («выставьте проходимцев из TMZ!»). Просто в Оклахоме он подходит к делу серьезней. Особенно, когда для удобства к серьезности прибегают и игроки, чей имидж скатывается к «не оправдавшим надежды».

Действующий MVP
Действующий MVP

За неимением остальных команд репортеры Оклахомы не освещают «Тандер», как в Нью-Йорке — «Никс», в Бостоне – «Селтикс», в Филадельфии – «Иглз», в Далласе – «Ковбойз». Если бы, например, Фрэнка Айсолу из New York Post попросили извиниться за «Фил Джексон в Нью-Йорке, чтобы купить кондоминиум на 5-й Авеню» — он бы сделал из этого еще более уморительную заметку («Джимми Долан воюет со СМИ… как с тем долголетним фанатом, которому он сказал не приходить»… 50 тысяч просмотров).

Проблема и в отсутствии профессиональных команд и в статусе, который бережет «Оклахома» («единственные после «Сперс», кто может остановить ЛеБрона»).

Брайан Кёртис, Grantland – «они мягкие». Они (репортеры) чувствуют принадлежность к дому и готовы прощать игрокам все. Они чувствуют, что они в одной лодке (Стейнбек: «Лишь немногие знают, сколько надо знать, чтобы узнать, как мало они знают»).

Поэтому возле шкафчика слушают ответы на давно поставленные вопросы. Никто (в Оклахоме) не спросит – почему обменян Харден (баскетбольный Бейб Рут, худший трейд века), почему все еще тренирует Скотт Брукс, почему статус Дюрэнта не «выбывший на сезон».

А кто спросит…

-Тебе разве не предоставили всё? Что ещё нужно? Убери диктофон.

Мэтт Тамблсон — Майку Ли (The Washington Post). Майк летом 2014 получил редкое право собирать информацию для колонки во время индивидуальной тренировки Дюрэнта.

♦♦♦

«Сколько у меня было индивидуальных интервью с Расселлом или Дюрэнтом? Ноль. У остальных местных СМИ? Тоже ноль». – Берри Траммер, The Oclahoman.

«Они диктуют то, что ты должен писать. Советуют – это оставить. Советуют – процитируй меня», — Ройс Янг, The Daily Thunder.

«Вы ведь так и не услышали, почему расторглась помолвка Кевина и Моники Райт. Представьте подобную ситуацию с Кармело или Джей Аром», — Дарнелл Мэйберри, The Oclahoman.

«Индивидуальное интервью?.. Проще выбить его с кем-нибудь из Исламского государства», — Эндрю Гилман, FOX Sports.

[dropcap]Е[/dropcap]сли современным атлетам и не нужны СМИ (синдром Маршона Линча: «я здесь – поэтому меня не оштрафуют»), то вы не найдете грань в «Оклахоме», потому что в одинаковой мере – они стали не нужны и организации. «Мистер Ненадежный», наложенный на мягкотелые зачатки вопросов («что с Дюрэнтом», «почему не уволен Скотт Брукс») привели к нервозной культуре «не спрашивай, не говори».

-Возможно, это не вина «Тандер», возможно — это тренд. Маршон Линч саботирует пресс-конференцию на национальной площадке, на Матче звезд пример подхватывает Кевин Дюрэнт. В «Оклахоме» это более отчетливо. И из-за нервозности «окна», «коридора», и из-за мягкости местных СМИ, — Брайан Кёртис, Grantland.

Видна и грубость (Уэстбрук 70-летнему Траммеру: Вопросы?), и утрата медиа одной из основополагающих функций — передавать. Зачем назначенный посредник (особенно в лиге звёзд), если каждый может сказать что хочет, особенно если это не длиннее 140 знаков (в понедельник сенатор Техаса Тед Круз объявил о вступлении в кандидатскую гонку, «выкинув» новость в твиттер, 5 лет назад WikiLeaks выложило на YouTube «Побочное убийство» в Ираке).

А если длиннее – сам выбери СМИ (ЛеБрон и Ли Дженкинс). Особенно, если ты Расселл или Дюрэнт. Кевин принес Nike 195 миллионов за первый год новой сделки, Расселл в 2016 получит максимальный контракт. Из ситуации нервозности («не пиши это») через 2 года они перейдут в ситуацию «я сам выберу того, кто будет писать». Без всяких интервью в раздевалке.

 

Однажды один из репортеров Оклахомы, чуя дедлайн, решил из раздевалки отправить текст цитат. Взяв ноутбук, он пододвинул ближайший раскладной стул.

-Стулья для игроков, — сказал Расселл, указав, чтобы репортер встал. Реджи Джексон с пониманием пододвинул к автору кресло. В тот момент не всё было заряжено «не спрашивай-не говори».

Правда, теперь Реджи играет в «Детройте».

Павел Павленко
Павел Павленко
E-mail - pavlenkopvl@gmail.com
http://Rashmore.com
Top
Загрузка...