You are here
Home > Pavlenko > Culture > Друг другу. Проходя Лэнсдаун-роуд

Друг другу. Проходя Лэнсдаун-роуд

«…цена 365 миллионов, архитектурная компания HOK Sports (она же Populous, проекты в Денвере, Огайо, Китае, Австралии, Южной Корее), инженерное бюро – Happold (выставочный павильон в Венесуэле, центр Эль-Фасильях в Эр-Рияде), завершение – 2009.. 4-я категория от УЕФА – Aviva Stadium (именной контракт группы компаний Aviva продлен до 2019-го) принимает матчи по соккеру, американскому футболу и регби.

Помимо этого на арене, построенной вместо демонтированного в 2007 Лэнсдаун-роуд, возможно проведение масштабных мероприятий и концертов для артистов калибра Робби Уильямса и U2».

«..и Фианна охватила плащом то, на что сразу могла положить руку»

 

Коуррэкс

[fullwidthimage photourl=»http://rashmore.com/wp-content/uploads/2015/11/2-edited-pals.jpg»]

[dropcap]К[/dropcap]то-то махал Тобину, но сзади горланили 200 солдат, а «Юнион Джек», свисавший с балкона, мешал смотреть по бокам. Отец, девушка, может тренер регбийной команды.

Тобин повернулся к Джулиану и поднял бровь – такой прием не снился во время матча по регби.. тот едва не свистнул – когда вернемся, заполненный Лэнсдаун не перекричит зевак, провожавших сейчас выступавший из Дублина отряд Королевских стрелков. «Регбистов» в нём 239, но к ним относились, будто они воевали ещё в бурский период, хотя атлетический клуб, из которого было собрано их «подразделение D», состоял из врачей, стряпчих, преподавателей, ученых, разнящихся даже по религиозной принадлежности — в регбийной федерации не было каких-то лимитов. Они образованы – да. Они заканчивали частные школы. Их даже называли «сливками среди головорезов». Но на прошлой неделе в восьмерке Джулиана при «схватке» был протестант из агродепартамента и католик из банка, а сам Джулиан — профессор юриспруденции Рида, который верит в умение оттиснуть вторую линию к их же ногам. Плечо ирландца, англичанина – на Лэнсдаун ему все равно, а т.к. глобальный конфликт увеличивает личный уровень как разрастающееся пятно (Шелехов, Робби, Болконский) – связь можно проверить.

Тобин еще крутил головой, когда прошли Королевский барак (теперь барак Коллинс), где были последнюю неделю и где натирали штыки. К главному элементу подготовки «регбисты с Лэнсдаун» относились как к чистке игровой формы.

После того как военный министр (Китченер) стал воплощать затею с формированием армии посредством в том числе спортивных клубов (мол, так «сохраняется связь»), регбисты на Лэнсдаун-Роуд переехали в Коуррэкс, холмистое плато не далеко от Дублина, где проходят скачки и заезды Британского автоклуба. Дух британского авантюризма – умение, сноровка и ум.

Они начищали, маршировали, читали работы по военной стратегии, опубликованные в прошлом веке, и проходили по полям Коуррэкса, про которые точно писал Йейтс. На холме Анналины обитает Фианна, которая получила землю в 480-ом, когда смогла охватить ее плащом, на предложение короля забрать то, на что могла сразу наложить руку.

Дух британского авантюризма – умение, сноровка и ум.

Отряд формировался без заявлений, как предложение поехать на чемпионат. Если вам удастся заменить «энтузиазм» в каждом предложении о формировании британской армии в Первой мировой до крупных сражений (до 1916) – вы создали синонимичный словарь. С желанием. Со стремлением. С пылом. «Папочка, что  ты делал в Великую войну»? Раз ты есть – значит, я не был на Ипре. То же вы можете проделать со словом «ошибка» после 1916.

Схожим образом формировались «шервудские стрелки» и территориальные отряды, которые могли уходить за землевладельцем-аристократом, как грузные колонии, которые теперь наделялись статусом стратегического аванпоста. Президент Ирландского союза регбистов, Фрэнсис Браунинг, под громогласное «Да!» перевел 239 человек в подразделение, которое пополнило отряд Королевских дублинских стрелков в 10-ом Ирландском полку, чтобы принять участие в Дарданелльской операции, которая по замыслу Черчилля откроет второй фронт в апреле 1915. Если до этого времени все не закончится, и остальные не вернутся домой, чего Тобин (до Ипра и Соммы) опасался всерьез. В этом признался и Джулиан, когда они приезжали в Коуррэкс. Мол, как бы на следующей неделе не пришлось ехать домой.

[fullwidthimage photourl=»http://rashmore.com/wp-content/uploads/2015/11/к.jpg»]

Для единственного сына доктора Патрика Р. Тобина быть в Ирландском полку значило сражаться на землях, за которые бился Македонский и Ахиллес. Он любил поэзию, рассказы про Балаклаву и стройные британские ряды в Ватерлоо. И еще ему 21, у него чин капитана — рядом друзья, болтается «Юнион Джек», и это и вправду лихая возможность вовлечения в всемирный процесс.

Для старшего Джулиана (25 лет) операция была скорее экспедицией, он бы заделался Т.Э. Лоуренсом, Олмаши, чтобы в Турции исследовать милитаристскую глубину и единение связи: ирландцы, валлийцы и англичане, протестанты и католики пытаются отодвинуть, как в «схватке» во время игры. «Никогда я не чувствовал себя как бурный поток». И помнил слова Браунинга, который заметил, что регбийному клубу на Лэнсдаун-роуд — как в принципе регби — оказана честь, ведь Китченер посчитал порядок на Лэнсдаун (и в схожих клубах) «лучшей идеологической и физической средой для состава».

 

Ривер-клайд

[fullwidthimage photourl=»http://rashmore.com/wp-content/uploads/2015/11/Ed21-Rugby.jpg»]

[dropcap]Р[/dropcap]ыхлый, мокрый, комкающийся – булыжники и царапающие всё скалы. И позади море, из которого нельзя пить. И вообще нельзя пить, т.к. турки отравили воду, а ту, что нет – отравили британцы, когда не знали, куда выбрасывать трупы, и оставляли их так. Половина Дарданелльской армии думала об эвакуации, когда на полуостров прибывали ирландцы. И это более счастливая половина – так как остальная (которую не убили) умерла от дизентерии. Неприглядные кадры – в фотохронике будут скрывать анзаков, решивших присесть. Их не поместят на Кенотаф и в рифмы Руперта Брука. Кенотаф и вовсе пустой, а Брук – поэт-доброволец – не доплывет до Галлиполи, умерев в Греции не как Шелли, а от заражения крови.

♦♦♦

Почти все ирландцы на Галлиполи погибнут во время двух маневров – один, Ривер-клайд, инициировал Черчилль, который заметит «ну..это ведь старые корабли» и покинет свой пост, второй – ошибки при высадке дополнительного десанта в бухте Сувла с 10 оп 18 августа 1915.

Ривер-клайд, британский угольщик, переделанный в десантный корабль, начал высадку пехотинцев за 100 метров до мыса Геллес, когда «на 5 парней с пулеметом уходило 700 человек». Штыки, книги по стратегии тысяча-восемьсот…, прогулки в линию по полям Коуррэкса — эдвардианский период перешёл в новый век.

В бухте Сувла 10000 солдат Уэльской и 10-й Ирландской дивизии высадились так, что меньше чем через месяц командование начало планировать эвакуацию, которая начнется 11 октября. А закончится еще через 60 дней. Дюнкерк, Нормандия вышли из этих ошибок.

Кадр из "Искупления" Джо Райта
Кадр из «Искупления» Джо Райта

Капитан Тобин погибнет 16-го августа, лейтенант Джулиан умрет от дизентерии. Посмертно оба приписаны не к «регбистам», а к Королевским стрелкам, их перестанут называть «приятелями регбийного клуба», когда за три недели «ирландцы с Лэнсдаун» потеряют половину тренировавшихся в Коуррэкс, и будут разбросаны по составам британских дивизий. В основном английских, и во многом – мало кто из ирландцев вернется домой, не только потому, что во время Первой войны Британия потеряла больше убитыми, чем во Второй, но и потому, что от 70 до 80 тысяч ирландцев не захотят возвращаться, т.к. в Дублине — низкая оплата труда, религиозный раздрай и правительство, которое организовывало Ривер-клайд. Море сулило не возвращение, а напоминало о жажде, регбийная схватка велась не на поле, где нельзя было кого-либо оттеснить, а когда можно – на чуть, и оказывалось что за линией еще и еще, а рядом те, кого ты не знал, рытвины и Кенотаф. Здесь их отлучили от связи. Браунинга, президента Ирландского регбийного союза, который в 1914 поддерживал формирование через спортивные сообщества, – убьёт снайпер ирландских повстанцев в Пасхальный бунт недалеко от Лэнсдаун-роуд, повстанцами руководил Имон де Валера, полупрофессиональный регбист.

Британцы всегда держались за связи. С первых романов Джейн Остен ими могла быть собственность, манеры, игра. Плодородие Эдварда М. Форстера, когда он писал «Говардс Энд», врастало в «Это чудовищно, мисс Шлегель! Расстаться с домом, с домом своего отца — это чудовищно, это хуже, чем смерть». Может поэтому локальное формирование сулило успех, да еще в таком братском виде как регби, но связь была распределена и рассеяна с такой простотой, что казалось в ней отпала необходимость.

Павел Павленко
Павел Павленко

E-mail — pavlenkopvl@gmail.com

http://Rashmore.com
Top
Загрузка...