You are here
Home > Pavlenko > Culture > Про рок. Принс останется мне не важен.

Про рок. Принс останется мне не важен.

[dropcap]Н[/dropcap]е было и раза что бы я  не мог дослушать альбом, даже самый скучный или даже который в начале 60-х писали The Beatles (= самый скучный).

Но так случилось в 2016. В январе, из-за «Blackstar» Боуи. Не от того, что он мне не нравился или я не хотел делать дэд-тур по пластинкам или биографии, вроде того раза когда умерла Эми Уайнхаус. Он напугал меня до чертей. Это было зимой, и был снег и я был в коричневой комнате, с такими же темными стенами и глухим светом – и только не слушая «Lazarus» ее можно было назвать просто – кофейня, а так она мне казалась той норвежской пещерой, обителью про которую пел Боуи. Его завывание (и «завывание» здесь с прелестью «омена» и «Ребенка Розмари») возвещали о приходе чего-то летучего, что уже там, где сам Боуи, тогда как два дня весь мир знал, что как минимум Боуи не здесь.

Я до чертей испугался. Это, а не «It Follows» был самый страшный ужастик. Я выключил и до сих пор к нему не подхожу, и то, что стало тщательным рекорд-планом, уникальным артефактом, где художник, как Борден в «Престиже», действует, уже распланировав свою смерть (но у него был двойник!) – я оставил не пройденным, потому что боялся.

The Beatles = самый скучный

Меня так же не зацепил Принс. Сначала я даже не знал, как писать («Ц?») и что это вообще такое, и кто это такой. И примешал к глэму. Guns N Roses и в какое-то время даже не думал что он может играть на гитаре, и думал что он из этих торчков выплюнутых продюсерской индустрией 80-х, которых если поискать то на самом деле навалом, а ему просто так повезло.

Наперед: если ты начал в 1979 и протянул до 2016 – тебе не просто так повезло.

К тому же в нулевых он почти не блистал, не выпускал и все что от него выходило – бутлеги. Спрингстин тоже дает бутлеги, но с методичностью врэкинг-болла дубасит по Америке раз в два года, год.

Принс не давал интервью, Принс был не публичен и не любил интернет. Его раскрас альбомов напомнил радужный мир, в котором живет он. И я всегда думал, что это должно быть Калифорния или Флорида или что-то такое – вроде вообще другой планеты, к которой я по невежеству мог прибавить «Кретин».

Это Миннеанаполис. Миннесота. Средний Запад США. Отец его так назвал потому что «хотел что бы он делал все, что не смог сделать отец». Принс начал играть на пианино в семь, на гитаре в 13, на барабанах в 14 лет. В 1982 выпустил «1999», через два года «Purple Rain», который разошелся 13-ю миллионами по США, и выбил душу из 41 Супербоула; когда с утра в Майами лил дождь, Принсу позвонил роуди, передав, что «.. эээ, идет дождь..», и тот ответил, что не мог бы роуди сделать дождь больше.

[fullwidthimage photourl=»http://rashmore.com/wp-content/uploads/2016/04/cropped_GettyImages-73304019.jpg»]

Тот хит –«Purple Rain», баллада в стиле Боба Сигера, который в моем представлении как герой из «Всё что ты любил когда-то ветром унесёт» Стивена Кинга, коммивояжер, который накручивает километры, записывая что написано в мотельном сортире, а потом пребывает в финальный пункт (с раком) и думает застрелиться. Это не глэм, это средний запад по Шервуду Андерсону, «Уайнсбург, Огайо», где так колко, что люди голые выбегают на улицы, а потом их берёт стыд.

R&B, фанк, рок, соул, поп. Латексные костюмы.

Меньше чем через 10 лет Принс предлагал одной из солисток одной из своих групп зваться Вагина. Точка G — та застеснялась, переименовалась в Vanity.


В баскетболе есть Джулиус Ирвинг, который мне совершенно не важен, я не видел его по ТВ, я тогда не жил – но я знаю, что он был жив и знаю, что он был важен. От чего он не становится важным мне, даже когда данкует ЛеБрон. Та же история с Джоном Илвеем, Бретом Фарвом или Кэлом Рипкеном. В кино, музыке, литературе – есть такие, которые удобрили почву. Как «Уайнсбург, Огайо» для потерянного поколения прозы США, или немое кино, людей из которого потом нанимал Билли Уайлдер, и они единственные радовались съемкам фильма («Сансет Бульвар»), который убивал индустрию, которая делала бедными только их.

Так и Принс. Был Майкл Джексон, и я знал что там, где-то за ним, в ранних 80-х – через Фила Коллинза и «Хьюи Льюис» — должен быть Принс.

Который переодевался. Который живьем играл самые смелые трэки (смелые до того что их уже кто-то до него записал). Который выпустил 20 альбомов и в большинстве сам писал, исполнял и продюссировал свои песни. Который судился со всеми студиями, на которые был подписан, разругивался и выпускал треки на своем лэйбле, и мы бы о них знали, если бы к тому времени Принс не был финансово независим, и мог всецело отдаться эксперименту, что никогда не приемлемо для публики. Для старого хита, для старого трека, но что всегда все равно для того, кого как минимум так зовут. Неприемлемо и для меня, как тот раз – и даже сейчас – когда я пугаюсь одного голоса Боуи, который ведет, ведет за собой, туда, куда только захочет.

Павел Павленко
Павел Павленко
E-mail - pavlenkopvl@gmail.com
http://Rashmore.com
Top
Загрузка...