You are here
Home > Pavlenko > Culture > Поворот винта. Как Эмма Томпсон изменила Джейн Остин.

Поворот винта. Как Эмма Томпсон изменила Джейн Остин.

[dropcap]П[/dropcap]ризнайтесь – среди вас почти нет поклонников Джейн Остин (то «почти», читая «Мэнсфилд Парк», прикрывает обложку), предположим – здесь общество мертвых поэтов, где сегодня заседает Джеймс Макэвой.

Поклонников Джейн Остин среди мужчин как среди них же поклонников Эммы Томпсон, несмотря на «…моя любимая писательница Джейн Остин» (Сэлинджер, ловивший пули на пляже Юта в 44-м) и стартовую лекцию по зарубежной литературе, посвященную «Мэнсфилд Парку», которую в Брауне прочитал Набоков. Ладно, второе скучно – но ведь первое эпизод из «Спасти рядового Райана».

Причину демонстрирует «Оскар»-1996. Конечно причина в том, что парням не нравится читать про чувственность женщин, потому что они думают, что если нравится — с ними что-то не так, но послушайте и про «Оскар»-96. Премию за «Лучший фильм» на «Оскаре» 1996 получило «Храброе сердце», где шотландцы задирают килты, а фильм не больше чем мускулистая борьба за права. Потная, с бородой. Без женской части. Уильям Лур, кинокритик, назовет «Храброе сердце»  — худшей картиной, бравшей «Оскар» как «Лучший фильм»; в «Гладиаторе» хотя бы был Хоакин Феникс, этот как топор – с отсутствием других измерений.

Как мужчины в романах Джейн Остин. Чувственная глубина заложена в них чувственностью женщин, она подразумевается, она есть, но она и не подумала ее показать. Поэтому на мистера Дарси ваша девушка смотрела как на осанку Колина Ферта – он таким должен быть, Дарси есть Дарси в его мотивы никто и не лез. Мужчины у Остин — женихи (Дарси, Бингли, Уиллоби, Брэндон), увальни (это чаще всего отцы, мистер Беннет в «Гордости», Томас Бертрам в «Мэнсфилд Парке»), и мои любимые — церковные балагуры, которые как привратник в «Макбете», жупелоподобный мистер Коллинз в «Гордости»; среди мужских, кстати, они удавались Остин лучше всего, потому что это как описывать хорохорящегося в победе когда все кроме него знают, что он проиграл.

[videos file=»https://www.youtube.com/watch?v=9yEylIfDkms» width=»500″ height=»350″][/videos]

Ее заголовки (из-за которых вы не можете понять какую книгу уже прочли ..гордость-разум-чувства-предубеждение-аббатство-гордость-разум-аббатство… и всё кажется нескончаемым шоу BBC; хуже только знание что сестер Бронте две) распространялись только на женщин. Разум – Эмма Томпсон, гордость – Кира Найтли, чувства – Кейт Уинслет. Не было «Гордость и мужество», «Разум и сабля». Её любимая героиня, Фанни в «Мэнсфилд Парке», окружена мужским кретинизмом до предела «разбазарил наследство». Да, у Фанни есть брат Уильям, который герой (герой для того чтобы показать, как Фанни лояльна). Появляется дважды.

Набоков говорил, что такие персонажи должны двигать сюжет, что-то теряя, забывая, приплывая так чтобы героине приходилось уезжать в самое неподходящее время; окрошка создания текста (заработок для Тома Холландера).

[dropcap]В[/dropcap] 1995 Эмма Томпсон адаптировала «Разум и чувства» так, что мужские персонажи (Хью Грант, Алан Рикман) впервые чувствуют так же (в симбиозе – это олимпийские игры; и если бы мне не нравилось как на качелях буколически вертится Кира Найтли – я бы сказал, что у Энга Ли — лучшая экранизация Джейн Остин. После «Гордости и предубеждения и зомби»).

Мужские персонажи впервые чувствуют так же

Это не картонки с наследством или в красных мундирах. Томпсон заставляла их чувствовать демонстративно: дала им сцены, где они близки к детям (Хью Грант нарочито сходится с 11-летней Маргарет Дешвуд, уча ее фехтовать), где позволяют думать свободно (Алан Рикман и его дочь, которой он «позволял слишком много», потому что.. да, любил, господи – это же его дочь).

[fullwidthimage photourl=»http://rashmore.com/wp-content/uploads/2016/02/Alan-Rickman-Kate-Winslet-sense-and-sensibility-5180034-1034-832.jpg»]

Рикман краеугольный той задумки Томпсон (задумка: оживить мужское трико, чтобы скакало как голова Берлиоза): его борьба (а вернее терпение) за Марианну Дэшвуд, переходящая от заботы к роману (всё на лице) – назвала бы книгу «Полковник Брэндон», если бы фильм посмотрела Джейн Остин (это то «Always», которым Рикман будет закрывать «Гарри Поттер»; профессор Снейп – адаптация остиновского персонажа), писательница намекала на такую чувствительность, покусывая карандаш. У Томпсон монополии на чувствительность нет, бонус за смелость – не каждый сценарист буквально допишет то, что подразумевал автор.

Через год, в 1997 на «Оскаре» будет греметь «Джерри Магуайер», где бросивший мужские забавы Том Круз обращается за помощью к матери-одиночке, а выиграет «Английский пациент», где Файнс начнет сотрудничать с Роммелем, чтобы спасти Кристин Скотт Томас. Не всегда нужно задирать килт, чтобы показать смелость.

Колин Ферт дойдет до такого в «Короле говорит» и «Одиноком мужчине», идеальному Дарси так и не попадется «мужской» сценарий Джейн Остин. Написанный Эммой Томпсон.

Rashmore
Rashmore Staff E-Mail - rashmoreacademy@gmail.com
http://vk.com/id260515905
Top
Загрузка...