You are here
Home > Pavlenko > Culture > Колоть устала. На что смотреть в «Макбете»

Колоть устала. На что смотреть в «Макбете»

[dropcap]Ф[/dropcap]ассбендер въедается в текст, как в героиню Пенелопы Круз в «Советнике» в первой сцене, линия – шекспировский ритм – сценарий для него как строка пьесы для Эда Нортона, когда тот играл в «Бердмен».

-Может не будем ходить вокруг твоего плана?

[videos file=»https://www.youtube.com/watch?v=PVmaJAmQ3yQ» width=»500″ height=»350″][/videos]

В линии Нортон находит ответ и почти щелкает пальцем, довольствуясь, как в моменте, когда смотрит на свой член (или пытается сделать с Наоми Уоттс «по-настоящему»). Вот почему важно читать текст «спинным мозгом».

После дня съемок «Макбета» Фассбендер, возвращаясь в гримерку, которая была посреди шотландской глуши, т.к. продюсер Эйн Каннинг («Голод»), режиссер Крузель (и Фассбендер) хотели снимать на натуре (без театральщины, не как Шекспир, а как Полански в 1971) – Майкл приходил к мысли, что каждую сцену, которую он сегодня играл, можно играть по-другому. И не двумя разными способами – а с десятком способов, с сотню способов, потому что линия Шекспира овальна – только от находки зависит как ты персонажа представишь.

[fullwidthimage photourl=»http://rashmore.com/wp-content/uploads/2015/11/MacBeth1-xlarge.jpg»]

В традиции, в «Макбете» Орсона Уэллса, Шона Коннери, Романа Полански, Макэвоя в лондонском театре, Кевина Спэйси – это история амбиций. Кавдорский тан, зная что – руку протяни и король! – решает эту руку и протянуть, в которую его миловидная («я вырву сосок, к которому приложился ребенок, чтобы размозжить ему голову – ради этой цели») устами вкладывает кинжал.

Вот почему важно читать текст «спиной»

Слепые амбиции – это смертельно. Как только леди Макбет видит, что цели (королевство) не происходит – на нее безумием падает все, что они натворили.

Макбет к этому времени законченный киллер, деспот, машина убийств, который только и ждет пришествия рожденного не от матери, и Бирнамского леса, который выйдет в бой на Дунсинанский холм.

Они погибают, все ослепленные амбициями погибают. Преданный Малкольм и Макдуф живы, благородный Банко – вероятно – в раю.

[fullwidthimage photourl=»http://rashmore.com/wp-content/uploads/2015/11/macbeth-front-cover.jpg»]

[dropcap]Д[/dropcap]ругая интерпретация, которую я откопал после «12 ночи» (комедия, которую Шекспир – кем бы он ни был – написал примерно в то же время, что и трагедию «Макбет») в том, что тайные желания, чем больше ты их таишь, тем больше вовлекают в безумие, и срабатывают как курок при небольшом (потустороннем, обманчивом) намеке на их осуществление.

Главным персонажем «12 ночи» стал Мальволио, слуга, который тайно любил Оливию, королеву, и стал посмешищем после того, как получил письмо, где и королева высказывалась в обоюдной страсти. Мальволио скидывает чопорность дворецкого и щеголяет в желтых чулках, подвязках и с паралитичной улыбкой – т.к. по письму «это нравится – его прелести – королеве»..в итоге он заканчивает со статусом «умалишенный» в подвале, ведь письмо послали слуги, желающие над ним подшутить. Оно не существовало.

Идею о том, что он будет править, Макбету дают — All Hail, Macbeth! — ведьмы. И Макбет, и Мальволио (и, кстати, Гамлет) верят в иррациональное. В то, что существует в той же мере, в какой гамлетовский отец (призрак), но даёт надежду желаниям, которые герои прячут (в случае Макбета по причине страха перед мыслью убить, у Мальволио из-за неуверенности в вопросе быть любимым).

Крузель назвал Фассбендера лучшим актером декады не потому что тот мог взять на веру традиционную интерпретацию или в нее углубиться (как в Пенелопу Круз — версия Мальволио/Гамлет). Потому что искал своё соприкосновение (и судя по его фильмографии всегда ищет).

Третья интерпретация (3-я в этой статье), которую нашел Крузель.

Убийства и весь заговор – это посттравматический синдром семьи Макбет (Макбетов Крузель рассматривает как семью.. конечно не ту, к которой вы нагрянете на Рождество без надписи на лбу «Я НЕ КОРОЛЬ!», но семью). За это уцепился Фассбендер («посттравматический синдром – got cha!»), и это может сделать новую адаптацию шагом (в сторону военной прозы нежели средневековой драматургии).

[videos file=»https://www.youtube.com/watch?v=Oc_W0TAilJI» width=»500″ height=»350″][/videos]

Макбет не политик, Макбет солдат. Первая сцена пьесы – сцена кровавой бойни. Помутнение преследует его по следам, в дом он возвращается с видениями и предсказаниями, которые на него обвалились после того как где-то 6-8 месяцев его рука колоть устала. После его возвращения домой – он убил.. сколько? Дункан, слуги, Банко, ребенок Макдуфа, жена Макдуфа… это как массовые расстрелы.

Его жена, леди, эти 6-8 месяцев находится в одиночестве, в замке, овеваемом ветрами и туманом – и она потеряла ребенка (и больше детей они иметь не могут). И когда получает письмо, где Макбет рассказывает о надежде поданной предсказанием ведьм – ухватывается за нее, как за единственное ради чего стоит жить и сохранять брак.

В интерпретации Крузеля «Макбет» больше «Повелитель бури», чем «Карточный домик». На пресс-конференциях Фассбендер говорил, что ни разу не видел в этой пьесе подобного поворота. Что, учитывая автора, не значит, что его не может не быть.

Павел Павленко
Павел Павленко
E-mail - pavlenkopvl@gmail.com
http://Rashmore.com
Top
Загрузка...