You are here
Home > Pavlenko > Culture > Печать зла. Ценим ли мы комедийных актеров?

Печать зла. Ценим ли мы комедийных актеров?

Чтобы смеяться нужно столько же усилий, сколько для того, чтобы оставаться серьезным (некоторым и больше).

Чтобы смеяться – нужна параллель иронии, с которой будет соприкасаться сюжет (найти ее должен актер, потому что за «Эйс Вентуру» ему платят под 100 миллионов).

Чтобы смеяться – нужна свежесть. Как и для того, чтобы смешить. Уходящий Богарт заставит стиснуть скулы разные поколения даже на сотом просмотре. Луи Де Фюнеса в эфире все меньше. Мало кто смеется с «Маски». Мало кто смеется с того, что было смешно 5-10 лет назад; в скетчевом юморе (котле смеха) – не смеются с шутки, которой 5-10 минут. Смеются с того, что кто-то додумался ее рассказать.

 

В 1905 году Фрейд опубликовал работу «Остроумие и его отношение к бессознательному» и клянусь – это последний раз, когда в статье упомянут Фрейд. Но представьте австрийского аналитика (не Виго Мортенсена – настоящего Фрейда), изучающего смех. Исполинская серьезность, искавшая термины в трагедиях Софокла – перебирает сальные кабачные шутки, чтобы выявить степень их влияния на подопытных людей.

Через 60 лет это начнут делать участники Saturday Night Live, через 50 – стэнд-ап комики Гринвич-Виллидж, через 40 военнослужащие на радио во Вьетнаме.

Фрейд мог писать работу годами – в SNL нужно закончить к четвергу.

Эпоха Мюррея, Эйкройда и Белуши

К Фрейду мы относимся серьезно, даже если у него появится портрет с высунутым языком. К тем, кто рассказывает шутки – нет, даже если у них появится скетч на первую леди (тем более, если у них появится такой скетч).

Фрейда можно представить лауреатом Нобелевской премии в той же степени, что и Набокова. Нельзя — Джима Керри, получающего «Оскар» так же, как Дэниэл Дэй Льюис. Если мы и ценим комедийных актеров – в их отдельном загончике. С преодолением которого, преодоление Эдипового комплекса кажется психологической шуткой.

Мы ценим комедийных актеров в их отдельном загончике

В 1950 Джеймс Стюарт, за плечами которого был «Мистер Смит едет в Вашингтон» («Карточный домик» поколения), «Винчестер 73» (вестерн, раскрученный мерчендайзом), хичкоковская «Веревка» (два гея интеллектуала душат сокурсника), принял предложение сыграть Элвуда П. Дауда в «Харви» Генри Костера.

Знакомьтесь, Харви
Знакомьтесь, Харви

Приходя домой Элвуд П. видит гигантского кролика (Харви), которого водит с собой, ведь одного оставлять нельзя… просто потому, что никого нельзя оставлять одного (добродушное кредо Дауда).

Больше кролика не видит никто, и окружающие (семья, бармен, врачи) относятся к Дауду, как к несерьезному чудаку. Понимает Элвуда только Харви, которого, как мы понимаем – нет.

От вас справа
От вас справа

«Оскар» в этом фильме получила Жозефина Халл, которая сыграла сердобольную матушку, пекущуюся о здоровье сына (и желающую, чтобы и без того несуществующий кролик скорее пропал).

Джеймс Стюарт считал Дауда одной из своих любимых ролей.

Чтобы смеяться – нужна параллель иронии, с которой будет соприкасаться актер

Отношение к делу комедийного актера рассматривается сквозь производную его работы. Через шутки. К производной сложно относиться серьезно, когда она вынуждает хохотать. Относясь к бессознательному (обещаю, последний раз), шутка доставляет такое же удовольствие, как слаженная рифма или ритм песни. Но только в том случае, если будет обновляться.

1979, Билл Мюррей

TheBeatles могли каждый концерт закрывать «Yesterday», написанной в 1965 году, и собирать аншлаг. Даже сейчас, в караоке, без Пола, Ринго, Джорджа и Джона – Yesterday соберет аншлаг.

Представьте Эдди Мерфи, Джея Лено, Джейсона Судекиса, Бена Стиллера, Адама Сендлера, Чеви Чэйза, Криса Фарли, Роба Шнайдера, Фреда Армисена, Сета Рогена, Билла Мюррея, Кенана Томпсона, Уилла Форте, Уилла Феррелла, Кристен Уигг – выходящими на сцену и каждый вечер, закрывающими стэнд-ап одной и той же шуткой. Без иронии, на полном серьезе.

TheBeatles могли каждый концерт закрывать «Yesterday» и собирать аншлаг

Представьте, что они в течение 30 лет вставляют в профайл шутки, написанные в начале карьеры, будто составляют трек-лист. Представьте, что они Боно, написавший Elevation, что Том Хэнкс, которому нужно в образе «хорошего белого американца» появиться в кадре.

Тина Фей, Эмми Полер
Тина Фей, Эмми Полер

Представьте, что Мэрил Стрип, которая может играть старую деву. Что Морган Фриман, который может 40 лет играть ментора-детектива, даже когда он Мандела.

Представьте, что Кэтрин Бигелоу, которая постоянно снимает Ирак.

Что Вуди Аллен, который постоянный невротик.

Что Ди Каприо, который не берет «Оскар».

Что Шон Пенн, который берет.

Что ЛеБрон, который 80 раз в году делает одно и тоже и получает титул MVP («самый полезный»).

Что Обама, который 8 лет вводит/выводит спецназ.

Представьте, что Дон Дрейпер, которому нужно выпить. Или представьте, что они высмеивают Дрейпера лишь за эту деталь, без поиска остального, не работая вглубь. Дон входит, Дон закрывает дверь, на линии Пегги, в коридоре дочь, запах Old Spice, берет Canadian Club, опрокидывает коктейль, хмурится, пожимает плечами. Так раз за разом.

Белуши, Чейвз
Белуши, Чейвз, условный порядок

После шутов Шекспира (1606 год) – юмор обязывал автора быть генератором, который создает лезвие гильотины. И оно должно бить исправно.

Ирония обязала к сатире. Сатиру использовали, как изощренный способ добраться туда, куда серьезность (по своим серьезно-драматически-оскаровско-энтонихопкиновским причинам) добраться не может. А это максимальная проработка социального пласта с умелым лавированием в деталях. Когда Мефисто появлялся у Гёте – он непрестанно шутил. Над непотребной («кирпичной») мудростью Фауста.

Юмор обязывал автора быть генератором, который создает лезвие гильотины

Шуточная репродуктивность – как эффект ящеричного хвоста, который обязан отрастать, ведь мало кто устанет смеяться.

Уровень подготовки Ленни Брюса, Боба Хоупа, Джорджа Карлина, Билли Кристалла, Джона Белуши, Криса Рока, Джимми Фэллона, Джимми Киммела, Пола Радда, Джейсона Сигела, Майка Майерса, Конана О Брайена, Тины Фей, Эмми Полер, Стива Карелла, Луиса Си Кея не рассмотреть за их речью. Когда ЛеБрон делает 60 очков, вы понимаете, что он тренировался. Когда Фэллон спасает эфир – вы понимаете, что он смешит. Остальное — часть шутки, значит неважно.

Уилл Феррелл, король говорит

И очередной фактор – фактор себя. Как понять, что шутка удовлетворяет? Собирать фокус-группу, опробовать вновь?

Об этом писал Вуди Аллен: «Я понимаю, что шутка работает, когда смеюсь над ней сам». Об этом говорил Скорсезе, Тарантино. Те, у кого непринужденность диалога граничит со стэнд-апом.

Как понять, что шутка удовлетворяет?

Первый, кто смеется с шутки – автор. И хочет еще. И еще. Удовлетворять, поэтому и пишет. Удовлетворять мастерство, заходя на ту сторону – сторону аудитории, которая кладет голову и кричит «Опускай гильотину!». Это легко? Попытайтесь сейчас придумать шутку, которая вас рассмешит – это легко?

Уилл Форте
Уилл Форте, Saturday Night Live

И в этой гонке, в этой «hells kitchen», мы получаем почти дискриминационное разделение в оценке. Комедийные актеры получают статуэтки отдельно – остальные (драматически-колино-фертовские) отдельно. Мы в Алабаме? Бирмингеме 60-х? Где гражданские бунты юмористов?

Комедийный актер может взять «Оскар» только за «2-ой план» (когда в списке нет Кристиана Бейла) и за выслугу лет (или MTV-вишную поп-премию). В 2014 «дослужился» Стив Мартин; утешительный финал — статуэтку вручают за день до основной церемонии (проверь, Стив, она не из папье-маше?).

Мы получаем почти дискриминационное разделение в оценке

Жан Дюжарден получил «Оскар» за «Артиста», но это был «эффект «Харви», его герой был в шаге от немого самоубийства, ведь больше не мог смешить.

За ветхим заветом – «кино должно быть «Лоуренсом Аравийским» — комедийный актер стал цениться на «предшествующих церемониях», в отдельной (как уборная для черных) категории «комедийный актер». Или в том случае, если ценит себя, если смеется последним, если не выдыхается к середине лет (а выдохнуться, как прихлопнуть два виски: эра кабельного создала из комедии американские горки с отвинченным рельсом: «Офис» — 7 сезонов, «Друзья» — 10 сезонов, Saturday Night Live– 39).

Пока не пробьют полночь
Пока не пробьют полночь

Поэтому представьте, что Ромео в конце улыбнулся, что Фауст ответил на шутку, что Хамфри высмеял шляпку Бергман. Приоткройте вариант для возможности такого пространства. Не навсегда, «Оскар» все равно получит искомый сюжет. Только на время, благодаря которому один из комиков будет дольше смешить.

Rashmore

Rashmore Staff
E-Mail — rashmoreacademy@gmail.com

http://vk.com/id260515905
Top
Загрузка...