You are here
Home > Staff > Мы не нашли на «Оскаре» два лучших фильма.

Мы не нашли на «Оскаре» два лучших фильма.

Версия Рашмор.


«Затерянный город Z» — лучший фильм 2017. Кинематографичное размельчение существительного «подвиг», сходное тому, что в литературе сделал Набоков. Напомним, что там герой искал заплутавшую, само собой в воображении, тропку, к которой хотел выйти через череду взрослеющих декораций (включая швейцарские Альпы и Кембридж; с вероятно, лучшим русскоязычным описанием футбола).

«Подвиг» не в значении яркого деяния (которым, наверное, пестрит премия «Оскар»), в значении «двига», сподвижничества, действия/движения, основанного на вере (так фильм продюсера Брэда Питта оставил позади «7 лет в Тибете» Брэда Питта актёра). Вера светится даже после исчезновения. Майор Форсетт не находит грааля, он рядом, он ему шепчет, он зазывает его устами гадалки и излучинами морщин на ладонях. В «Городе Зет» — мы не увидим города Зет, как Мартын Эдельвейс у Набокова не увидит тропинку. Та останется в крымском запахе, холодных переплетах Тютчева и боксерских перчатках. В одной из сцен он путает огни Мариньяка. Он видит огни, он населил их — физическая постановка неважна; в финале «Города Зет» — траурная Сиена Миллер с верой в то, что Форсетт — обретенный.

Функция «образовывать», «учить», «демонстрировать» — отъявленная мура касательно искусства, которая служит у кинематографа на страже продажи во времена «на реальных событиях», что для искусства является оксюмороном, т.к. любая выдумка — нереальна. А в случае приближения к реальности (чьей-либо) — это фотография, журналистика, документалистика или калька. «Любой идиот может понять идею «Бовари» или «Карениной». Не каждый способен наслаждаться черным витком волос или искрящимся снегом под ногами у Левина во время катания. Благодаря первому учителя ставят вам плохие оценки по литературе, из-за второго — вы, может быть, никогда не будете учителями.

Отдадим «демонстрацию» «Оскару» и конвертам.

Роковое искушение

Американское кино редко выглядит так хорошо, как в моменты, когда оно старается быть европейским. Уж точно — оно в такие моменты выглядит лучше, чем европейское, которое старается быть американским. Медлительность не свойственная индустрии становится освежающим кодом. Кружевной ряд Софии Копполы — это то, что хотел в «Леди Чаттерлей» написать Д.Г. Лоуренс, и то, что — чуть-чуть лучше — в 1976 снял Питер Уир в «Пикнике у Висячей скалы». Красота подавления эмоций выглядела так в первые 15 минут «Чувства» Висконти, где Алида Валли заворачивалась в шали венецианского тумана. Мало кто думал, что американки могут ходить так медленно, и что повествование может быть настолько прозрачно. Без расплывчатости («112 лет рабства»), а с большой потайной силой. Дом. Пансион. И Мужчина. Гражданственная буря ушла, оставив белые флаги.

Rashmore
Rashmore Staff E-Mail - rashmoreacademy@gmail.com
http://vk.com/id260515905
Top
Загрузка...