You are here
Home > Pavlenko > Culture > Каждый выбирает. Где ваш Дэниэл Дэй-Льюис.

Каждый выбирает. Где ваш Дэниэл Дэй-Льюис.1 min read

Две роли, о которых вы могли и не говорить.

Случайная встреча на исходе дня. Людная улица, вы поворачиваете с перекрестка и сталкиваетесь с человеком, так, что допустим – он или вы – что-то роняет, и так – что вы (или он) видит лицо нагибающегося, и кто-то – вы или он – извиняется за причиненное неудобство. Отойдя дальше – вы или он – вспоминаете профиль, ноздри, лицо, и может сам голос с четким пониманием видения этого раньше, или чего-то знакомого, какого-то составного лица, но неуместного в вашем прошедшем толчке своей случайностью, тем, что оно на этой улице оказалось.

Так на созданный образ можно натолкнуться в кино с условием его неприменяемости на нового, повзрослевшего или скорее — узнанного — вами актера (Кристиан Бэйл здесь). Свежесть открытия подтверждает, что кино, если воспринимать его не как индустрию, а как искусство – не то что движется вперед, как какая-нибудь компания в Купертино, а то – по чему как по архитектуре – можно путешествовать вспять, поперек и диагонали, а диалоги Билли Уайлдера 40-х будут новее, чем диалоги в 2016, так, как приключенческое кино 80-х, будет лучше, чем «Сумеречная зона», так – как сценарий «Безумцев» будет несравним с семейными драмами 50-х. Ничего старого нет, ничего не умирает – всё заснято на пленке.

На такой образ вы можете наткнуться у Дэниэла Дэй-Льюиса, если начнете, хотя бы с того, что посмотрите его национальность. Великобритания, Лондон (американские актеры опять получили шах/мат). В 1985 он снялся у Джеймса Айвори в «Комнате с видом» (по роману Э.М. Форстера, который целый месяц в 20-х был лучшим писателем мира, пока Грэм Грин не сказал, что «Пруст – лучший писатель мира», пока кто-то еще чего-то там не сказал, на смех Ивлину Во, который это все не читал и не слушал).

Дэй-Льюис и Хелена Бонем-Картер в «Комнате с видом»

Джеймс Айвори (режиссер) и Исмаил Мерчент (продюсер) и их сценарист Рут Правер Джхабвала ответственны за все, что сейчас можно координировать по «Аббатству Даунтон» и прочим производным. Их основная реинкарнация – Джулиан Феллоуз, который в 2002 получил «Оскар» за «Госфорд Парк», а после и создал «Аббатство Даунтон», и образ Англии, которой завидует сама Англия, потому что он как настоящий, но 100 лет назад. Джаз в стиле Гленна Миллера считался чем-то незаконным, за черный джаз тебя могли посадить на байдарку и отправить за пряностями в Ост-Индию, которая как полвека пропала.

Ничего старого нет, ничего не умирает – всё заснято на пленке.

История любви в обход предрассудкам в «Комнате» шпигуется Флоренцией, горничными, идиотами, классовым неравенством, но главное – педантом Сесилом Вайзом. Как вакса на ладонях – имя Сесил уже внутренний знак.

Дэй-Льюис (тогда ему 28) проходит в режиме маленького человека, конструированного из шляпы, пиджачка и пенсне, который – при умении говорить по-французски – мог бы влезть вместо сноба в «Комбре». Который мог бы вообще много куда влезть: к примеру, в книгу к тому же Форстеру, которого архитектура занимала больше героев, или к Голсуорси, чтоб рубахой-парнем показался Сомс Форсайт. Его Сесил – черная печеная трость, на которой торчит набалдашник со всеми привилегиями образования в частных школах империи, которое, однако, сохранило уверенность, в том каким должен быть старый лад. При более развязном подходе здесь недалеко до расизма Тома Бьюкенена в «Гэтсби».

Он слушает себя – не других, но думает, что слушает других. Он не играет в теннис (видимо, причиной здесь пот). Он не осуждает, т.к. осуждение – это не либерально. Но он ненавидит каждую краюху даже близких себе героев, как может ненавидеть генерал, глядящий на парад невпопад.

Скорсезе и Дэй Льюис на съемках «Эпохи невинности» в 1993

В 1993 Мартин Скорсезе снял самый европейский американский фильм, «Эпоху невинности». Так бы выглядел «Барри Линдон», если бы Кубрик был из США. Дэй-Льюиса здесь зовут Ньюлэнд (New Land), который вновь окружен, но теперь напротив – сказочно-изощренной ситуацией для Сесила. Торжество того классового предрассудка, который переносится даже на место жительства в Нью-Йорке конца 19 века, который казалось бы был для всех (в большей мере, чем для всех оказалась Европа).

Его Сесил – черная печеная трость, на которой торчит набалдашник со всеми привилегиями образования в частных школах империи

Арчер ведет беседы, он адвокат, у него скоро свадьба (на, быть может, самом пустом кино-персонаже, которого выпорхнула Вайнона Райдер), он влюбляется (страсть) в женщину-вамп (Мишель Пфайфер на пике «Пф»)  и как в гости приходит к ребру того, что его поведение основанное на страсти («Пф») совершенно выпадает из заскорузлого круга, который теперь ему – в нем вертевшемуся – чужд. Как человек, который хотел счастья, который все делал для счастья – не получил счастья. И, зная, что проблема в окружении, он конечно знает, что проблема и в нем. Здесь нет автокатастроф и землетрясений. Пагубность поведения, молчаливой говорни – хладнокровие, проходящее теньком по выбеленной щеке Новой Земли.

У Скорсезе, поклонника «Линдона» и «Senso» (который он помогал реставрировать), с этой картиной особые связи (и, кстати, на нее вы так же наткнетесь, как и на этого Дэй-Льюиса; сложно было вообразить, что Марти снимет такой фильм, да еще и в 1993). Однажды он сидел с Роджером Эбертом в ресторане в Нью-Йорке, где был декор того, что он хотел показать. Бордовые ткани, гобелены, тухлый живой свет, куча рюшек. Генри Джеймс, Эдит Уортон. Если посмотреть на его персонажей – у них непременно есть заданный поведением дресс-код. Кепка «Бостона» в «Отступниках», галстуки в «Славных парнях», полный набор в «Волке», который как передвижение огромных картонных коробок – засвечивает самую суть, оставляя героя бегущего по улице будто голым – и тут он себя и демонстрирует, и ведет.

В «Эпохе невинности» один из значимых актерских моментов, вроде виляния в белой майке Брандо, когда Арчер, стоя у отраженья, осознает невысказанную, тихую, движущуюся пустоту, которая, несмотря на украшения, всем заправляет. Кажется, в той сцене Дэй-Льюис даже ничего не сказал.



CNN только что съели.
CNN только что съели.
На завтрак Was this article helpful?     Awesome, share it: Share Tweet Google Plus LinkedIn Thanks!Thanks for getting in touch with us. Help us improve. Give us your feedback: Your...

Евгений Арбенин
Евгений Арбенин
E-Mail: rashmoreacademy@gmail.com
http://Rashmore.com
Top
Загрузка...