You are here
Home > OTHER > Доктор кто. Как документальному фильму о Роналду не стать плохим

Доктор кто. Как документальному фильму о Роналду не стать плохим

Чтобы вы спросили у Криштиану Роналду? У вас есть 14 месяцев, в течение которых звезда чуть большая, чем папа Франциск, но чуть меньшая, чем Кэти Перри, позволит вам распоряжаться ее временем, родными, воспоминаниями, темной стороной и, наверное, причёской («Кападиа и Гей-Рис снимают про парня, количество геля на голове которого способно прожечь озоновый слой», — написали EMPIRE).

Чтобы спросили? Вот он, первый вопрос. Петличка прикреплена. Свет стоит, оператор настраивает объектив, говорит «не мог бы Роналду сдвинуть голову, как в том ролике Clear?», подходит к окну, дёргает шторы. Так хорошо. Роналду кивает и смотрит в сторону режиссера. Тот расстегивает пиджак, достает блокнот и кладет кисть на колено. Камера включена, перед вами Роналду.

Вы можете спросить про Шейк, сына и о красной «для Руни», но моим бы было, почему он считает, что лучше всех. Так сразу и в лоб. Может, он встанет, сказав el idiot, но Джимм Гаррисон («Легенды осени», «Волк») говорил, что книга должна с первой строки кричать о том, что она лучше других, иначе, зачем оно надо. Гаррисон работал в 1970-х – у него не было конкуренции в виде электронной «печати», сейчас бы он палил из ружья, перед тем как сесть за роман.

Что бы вы спросили у Криштиану Роналду?

Эго Роналду. Я не знаю, что спросят Азиф Кападиа и Джеймс Гей-Рис, два коллаборатора (Кападиа режиссер, Гей-Рис исполнительный продюсер) ответственные за то, что на меня косо смотрели, когда после «Гонки» Рона Ховарда я сказал, что это не лучшее, что было снято про Формулу 1.

-«Сенна» (Гей-Рис продюсер, Кападиа режиссер).

А потом в музыке появилась «Эмми» (Гей-Рис продюсер, Кападиа режиссер) про Эмми Уайнхаус, и каждый, кто погиб в 27 (и был хотя бы чуть-чуть знаменит) захотел еще раз застрелиться, чтобы о нем сняли тот фильм.

Криштиану не Месси, и этому должен радоваться даже Лионель, потому что вместо «да-да, я жил во время противостояния Роналду и Месси» было бы «даа.. я жил во время противостояния двух парней, которые должны рекламировать страховой семейный пакет». Месси продает то, что вы способны купить за $1. Роналду продает образ, который вы можете получить, только если будете сильно стараться.

Он даже не Дэвид Бекхэм. Его жилку мессии (если она есть) должен растоптать эго-вопрос. Он в игровом кубометре (в индустрии новых гладиаторских поединков, с берберами, гуннами, германцами и сгущающейся ревущей толпой) раздувает масштаб до барьеров рафаэлистского исполина.

Это Ахиллес, Аякс, Фаэтон, который сдержал колесницу. Он смотрит с засушливых берегов Санту-Антониу, как лучшие конкистадоры. Его регата от берегов до берегов, как мор или золотой век – по всем столицам Европы и через океан. Его движения как самостоятельный акт, поворот головы  как заданная сюжетной линией схема. Сколько сейчас камер снимает футбол? У него в 5 раз больше подписчиков в Twitter, чем имеет папа Франциск. In nomine Patris. Он тот паттерн, графический чип, который выводится при упоминании атлетического всесилия игрока.

Эго. Вот, что я хотел бы узнать. И получить самый честный ответ. Не нужно трепать сынишку по голове, вспоминать отца или бродить по захудалым кварталам. Криштиану первый живой, о ком снимают Кападиа и Гей-Рис. Всю карьеру его ведет не удовольствие от процесса (как Федерера, Сенну или ЛеБрона), а то, что внутри не дает спать даже после хорошей игры. Этот движок не так снедает, как страх, но делает более отчужденным. Китон в «Бёрдмене», Джордан, его копия Кобе Брайант. О, удовольствия в этом столько же, сколько в задубевших пальцах после 1000 бросков в темном спортзале после того, как в игре смазал 1.

Историк Стивен Прессфилд, написавший тучу книг про бейсбол и «Легенду Багера Ванса», отличился своим исследованием Александра. Он говорил, что внутренний даймон руководил каждой атакой именитого полководца. И гетайрами, и фессалийцами, и фракийской «колонной». Не желание победить, желание эго желания победить. И всего-то.

Кападиа и Гей-Рис задавали очень правильные вопросы и Алену Просту, и Рону Деннису, когда делали «Сенну». Так, что Деннис буркнул «Даже если мы смеемся над религиозностью, кто мы, чтобы осудить за религиозность его»? У меня нет причин в них сомневаться, как в пенальтисте, который до этого положил 20 из 20 (в их случае 2 из 2). В вопросе будет заложен успех, остального материала у них навалом, их объект ходит, говорит и терзает Европу. Так что спросите. Это оно? То, что нельзя утолить, прорвавшись через моря, кубки, поражения и любые архипелаги. Потому что, если да — поход станет отчаянней и обреченней. Свет настроен, сдвинуты шторы – и разве не драма движет кино?

Rashmore
Rashmore Staff E-Mail - rashmoreacademy@gmail.com
http://vk.com/id260515905
Top
Загрузка...