You are here
Home > Staff > До велика. “Тихий город” Аарона Копленда.

До велика. “Тихий город” Аарона Копленда.

У них не было своего звука. Какую музыку придумали американцы.


Где-то здесь оканчивается поход трёх кого-то: русского, немца, американца, русского, голландца, немца, русского, англичанина, немца.. потому что в конце 19 века (..время, которое в кино-США порядочно только в одном фильме) в Нью-Йорк приехал чех Антонин Леопольд Дворжак и, оглядев собратьев, заметил.

-Вена. Зальцбург. Это горы, которые выдумал Вагнер, а вот русская зима, которую придумал Чайковский.. почему вы не пишете про свои земли?

Земли. Простирающиеся от Некогда Амстердама до Сан-Франциско.

Американские композиторы, которые 150 лет назад были “теми, кого из Лондона высадил Гендель”, ответили – когда умер Моцарт, французы и англичане боялись здесь получить томагавк в тело.

Тогда Дворжак подумал. Чёрт! – сказал Дворжак, – если вы копируете Вену и Зальцбург – как и все, берите из фолка. Как я, Моцарт, Чайковский.

Фолка?

..индейцы?

И симфонии американских композиторов зазвучали не как Европа, но и не “по-родному”, – индейски. Дворжак отметил успех. Истинный путь задан. Он даже написал в США 2 струнных квартета и сонатину, которые звучали по-чешски.


Эта, мало где проявленная идентификация, уникальна. 100 лет назад американская музыка была, где сейчас российский кинематограф (где?). Да, Хемингуэй, пугаясь местечковости местной литературы, посылал первые рассказы к германцам (потом те в Италии его подстрелили; без привязки к новеллам). У прекрасных художников 19 века Сэнфорда Гиффорда, Томаса Коула, Фредерика Чёрча была английская школа; но нечто с названием “национальная литература” всё-таки выпрыгнуло, как и в живописи Эдвард Хоппер.

В 20-ых это в музыке США выдумал Гершвин. Послушайте, в “Американце в Париже” он вставил мигалки. Будем мыслить за него, как мыслили за довольного чеха.

“Какой смысл копать до индейцев и колонистов, которые менее современные американцы, чем итальянцы или ирландцы, если новизна и наивность – награда?”. Он быстро дошёл до того, какой мотив в США “национальный”.

Джаз. Первая база. Что слушают в барах, что пахнет американски, как польски польская полька. Почему постоянная, уличная, единица не может быть “высоким искусством”? Это реальный вопрос, у нас нет ответа и.. не так чтобы нужен.

Джуд Лоу здесь играет Принстонского студента.


По словам Леонарда Бернстайна, Гершвин сделал из джаза– мазурку или “во поле берёза стояла”. Как в кино, когда на большом экране впервые сплясал Чаплин или улыбнулась Грейс Келли. Джаз так укоренился в американских композиторах, что его зарисовки проникли в оргАнные церкви. Как если бы в проповеди неожиданно сказали “Подумаю об этом завтра”, “СТЕЛЛА!”, или “Если честно, моя дорогая…”.

Джаз. Первая база.

По тому же направлению – все и Аарон Копленд (1900-1990), который вместо гершвиновского Нью-Йорка выдумал тихий город; феномен потом едва не такой же постоянный, как мотивы Вест-Сайда – и Коупленд, и Бернстайн, и музыка Гершвина вошли в главное искусство США: выигрывать выборы, и – кинематограф.


Как любое точное искусство фантазию Коупленда каждый интерпретирует для себя же, это не “люблю тебя-дай подержать руку” от кокни или подростка-наркомана, собирающего Коачеллу; это просторы.. ладно… Не стоит забывать – “тихий город” может быть у вас на заднем дворе, бессловесный.


Staff

Евгений Арбенин
Евгений Арбенин
E-Mail: rashmoreacademy@gmail.com
http://Rashmore.com
Top
Загрузка...