You are here
Home > OTHER > Теннис > За того парня. Будете ли вы играть как Елена Остапенко?

За того парня. Будете ли вы играть как Елена Остапенко?1 min read

Победительница «Ролан Гаррос» вспоминает стандарты.

Одним светлым утром я тяжело передвигался по корту до степени, что даже перестал обращать внимания на счет и саму игру – три полупустых площадки, одну из шланга поливает водичкой безразличный к полуобывательскому теннису тренер («группа здоровья».. и невероятно ругливый ко всему, что касается теннисного этикета: вроде косого как кросс взгляда, если кто-то из нерадивых идет в раздевалку не по окраине задней линии, а через весь корт).. я шлёпал мячи в сетку, усталая млеклость разбивала весь мой удар.

Пока я не услышал глухое методичное звуковое на крайнем, едва ли видном из-за кленов корте; проглядывался только грунтовый край, совсем ровный кроме места в девятке. Другой угол не был мне виден, но в том что был — ..оп, я пропускаю еще один балл – четкие отметины-лизки от упавшего и поднявшего пыльцу мяча. Потом еще и еще. Краем глаза я стал смотреть кто там и увидел – сперва натюрмортную корзину салатовых кругляшей, а потом человека – 13-летнего, подкидывающего мяч и, не давая ему опуститься, щелкающего по нему. Из-за тех же веток я не видел – не осознал полной длины, как будто в середине листвы удар застревал и терялся или обретал там что-то, но теперь четко увидел конечный отпечаток – так, с плевка, крепят на конверт марку. Щелк, щелк.

Я смотрел еще и еще, парень был абсолютно невозмутимый. Мелкий, коряжистый, весь загорел; он лишь редко замечал остальное, когда бросал на это остальное собственный взгляд: так с секунду смотрит замеченный заяц или спросонья еще ошалелые движимым, реальным, сном люди, и дальше – щелк, щелк, щелк.

Своим невниманием я так задел оппонента, что мы окончили через 30 минут, по-моему – он меня разгромил, но уже сидя в светящемся пекле, он, более опытный, сдвинутый на том чтобы приходить и наблюдать за чужой тренировкой, коротко мне кивнул на тот корт. –Бьет только по линиям. Его от этого пытаются отучить.

-Тот?.. Тот?

-Да. На крайнем корте. По линиям бьет. Его тренера от этого пытаются отучить.

Мало кто посоветует вам играть, как Елена Остапенко в финале «Ролан Гаррос», не метафорично, не с яркой параллели поминающей молодежь (в лид: своей детскостью игра Остапенко возвращает вам 16-летнюю свежесть), а допустим в положении, когда у вас 5:4 на юниорском турнире. Потаскай. Не бей навылет. Играй под неудобную руку. Не пробивай всё. Не забивай вторую подачу, играй неудобно. Думай, думай, думай — как будто спорт придумал Сократ. Остапенко выиграла активно в финале РГ столько же, сколько допустила не вынужденных ошибок (54-54), она взяла только на 12 очков больше Халеп, она реализовала почти такое же количество брейк-понтов, и вы уже слышали аргумент – карьеру на подобном не сделать, все равно нужно осторожней играть. Спорт часто используют, чтобы поиграть в мудрость, что довольно комично, хотя бы с того что к 21 веку — спорт стал самым незаскриптованным, нелогичным, к примеру, на ТВ. Мудрость всегда напяливается на него постфактум, хватаясь за размытый крючок раннего измышленья.

Когда Остапенко играла, или даже думала сыграть осторожно (в голове – щелк, щелк) – она создавала удобную ситуацию для Халеп или проигрывала очко. Мои ангелы – мои бесы. В статистике это проигранное очко будет таким же нулем, как то, что она упустит, не попав со своей правой режима «..а нам всё равно». Не в статистике – это пропасть между двумя сторонами, какая буфером разделяет «я хочу выиграть» и «я не хочу проиграть». Хочется верить, что в подложке тенниса (даже WTA): не затираемое, несменяемое желание самому взять, которое только порой накрывают кадкой с надписью «взросление» или «мудрость».

..и главным, ребристым, моментом финала было желание румынки не ждать, не отдавать мяч, а играть самой; это может быть ее вообще самый смелый поступок: отказаться от нагружения задней линии полусвечой (качать), одергивания укороченными и всего того, во что когда-то (не имея мускулатуры) играл Энди Маррей (и чем занимается женский тур), а тоже бить, потому что она – чуть-чуть – и первая ракетка планеты, а получалось – что и стать она ей может только потому что много ошибается 47-ая. Это и есть fair-play. Мужество не награждаемо: любой сильный удар Халеп – был самым подходящим для Громобоя из-за отскока (так создавалось впечатление, что некоторые форхенды латвийка посылает обратно без движения, будто разряженный кольт): 17% ударов в середину в первом сете, 18 во втором (..на минуту: вот умный теннис). То, что румынка хотела выиграть — заставило ее проиграть, и выиграть она могла только показывая «плохой» (бадминтонный) теннис от чего отказалась. В такие паты загоняешь противника, когда играешь активно. Ещё чуть-чуть и можно написать, что это был великий финал. Так на интерес партии, обособленно набухший вроде бы и без них, натыкаются шахматисты.

-..и зачем его отучивать?

-Хотят, чтобы он играл безопасно.

В спорте череда побед или само время может многое оправдать. Безопасность, нежелание ошибаться – либо напротив – агрессию, трудолюбие через жилы; эры-моменты сменяются, выскакивая на яркое солнце и так же пропадая в тенёк. Затаиваясь, ожидая, пока выглянет смельчак со своей свежей сбруей, которой оказывается уже много лет.


Евгений Арбенин
Евгений Арбенин
E-Mail: rashmoreacademy@gmail.com
http://Rashmore.com
Top
Загрузка...