You are here
Home > OTHER > Богач, бедняк. Как заработать больше президента

Богач, бедняк. Как заработать больше президента

В 2012 году самый низкооплачиваемый игрок «Чикаго Буллз» получил 850 тысяч долларов. Президент США получил 400.

 

Тайлер Хаг, Джош Кассада, Виктор Гловер, Кристина Хэммок, Николь Аунапу Манн, Энн Маклейн, Эндрю Морган, Джейсика Мейр. Их подготовка эквивалентна обучению 15-20 американских школьников. Школьники не против. Про эту восьмерку они будут читать в учебниках.

В конце июня NASA завершило проект по отбору кандидатов для экспедиции на Марс. Из шести тысяч астронавтов категории GS-13 (высшая категория NASA) выбрано 8 человек. В 2020 году у этой восьмерки будет шанс сделать «гигантский шаг в истории человечества». За этот шанс они получают в 20 раз меньше, чем Альфонсо Сориано за шанс сделать хоум-ран.

Продавец машин — 70 тысяч

Атлеты много зарабатывают. Зарплаты росли во время свиного гриппа, финансового кризиса, тайфуна в Индии, теракта в Нью-Йорке, второго срока Буша.

С 1900 года по сегодняшний день в MLB, с учётом инфляции, зарплаты игроков выросли на 5066%.

В 1920 году заводы Форда платили рабочим больше всего в стране — по 5 долларов в час, но если бы тогда механики создали машину времени, у Форда бы пустовали цеха, все бы ринулись в «Тайгерс» (Джастин Верландер, счёт — 20 миллионов; детройтский автопром, долг — 11,5 миллиарда).

Верландер получил больше, чем «Детройт» должен

В сравнении с каждой «земной» профессией, атлеты переоценены. Это парни, которые не тратили деньги на образование (спортивная стипендия), не учили детей читать, не спасали чужие жизни и не корпели над вакциной от неизлечимой болезни. Они играли в игры. И получали за это деньги.

Дэйл Эрнхардт-младший, NASCAR — 5 миллионов

Каждое точное попадание Кобе Брайанта в матче НБА эквивалентно годовой зарплате школьного преподавателя (перечитайте это предложение, зная, что Кобс делает 25,5 очков за игру). Вряд ли Брайант будет искать халтурку после завершения карьеры, зарплата в 27 миллионов позволяет оставить проблемы на откуп баскетболу. Зарплата преподавателя (38 тысяч), оставляет проблемы первой работы на откуп второй.

И здесь гнев общественности становится ясен. В идеальном обществе, принимающем определенные законы цинизма (каким считают себя американцы) никто не претендует на равенство, но твоя зарплата должна соответствовать значимости твоего труда. Пожарные, юристы, учителя — те, кому не повезло стать профессиональным атлетом — не просят дать им контракт, «как у Амаре», они просят дать Амаре контракт, как у себя.

Чтобы зарабатывать Амаре даже не должен играть

Значимость работы — фундамент общего недовольства. Когда я сказал родителям, что собираюсь стать журналистом, они ответили «молодец, сынок» и спросили, определился ли я с работой.

Сложно равноценно говорить о любимой работе и о той, которую выполняешь по необходимости. У спортсменов нет семидневки, лимитированного обеденного перерыва, ожидания отпуска и других атрибутов профессии, для которой не нужно укладываться в 10 секунд, пробегая 100-метровку. Мы часто видим то, что хотим видеть, особенно когда по NBC показывают, как парни моложе тебя зарабатывают миллионы, играя в баскетбол. Ведь никто не покажет, как на тренировке эти же парни по два часа таскают гири.

При огромной зарплате, репутация спортсменов получает постоянные пробоины (едва ли не чаще, чем репутация журналистов или политиков) — О Джей Симпсон, Лэнс Армстронг, Алекс Родригес, Тайгер Вудс, Оскар Писториус, Аарон Эрнандез. С Супербоула-2013 (февраль) с футболистами NFL связано около 27 судебных дел. И за это они получают деньги. Миллионы. Инстаграмят Рианну. Пьют «Кристалл», заедают его допингом и на утро, если никого не подстрелят, идут выигрывать чемпионство.

Чем закончился контракт Эрнандеса

Но настолько ли это очевидно? Так ли складываются слагаемые? 38 тысяч всегда будет меньше, чем 20 миллионов, да и чтобы заработать хоть 1 миллион учителю понадобится 27 лет. Но, должны ли мы их сравнивать? Должны ли класть на одну чашу весов социально-значимые профессии (ограничимся — пожарным, преподавателем, юристом, врачом) и профессиональных атлетов? Ведь это разные сферы. Разные индустрии.

«Люди забывают, что спорт — это развлечение», Леонард Армато, президент, исполнительный директорAVP Inc.

19 июня, заседание Федрезерва США. Комиссар Бен Бернанке должен сказать, до каких пор резервная система будет поддерживать экономику Штатов. География значимости: Уолл-стрит — Токио, Белый дом в Вашингтоне — Белый дом в Каракасе, крахмальный воротничок брокера — потертый фартук домохозяйки. Речь идёт о реальных деньгах, реальных ценах, реальном жилом секторе. Знаете, кому это абсолютно по барабану (кроме нас с вами)? Спортсменам. Генеральным менеджерам.

Тот, кто платит игрокам баснословные деньги — кем бы он ни был, хоть Господом Богом, хоть Гордоном Гекко — не находится в сфере рынка объективной оплаты труда, он не мыслит данными по безработице, ухудшением рождаемости, или показателями ВВП. Ему плевать — это не его лига. Его лига — MLB, НФЛ, НБА, НХЛ — он мыслит прецедентом.

В списке самых высокооплачиваемых атлетов разбежки в ценах будут небольшими, поступательными, каждый контракт заключается исходя из наличия свободных денег и закона рынка (Агент: «15?! Вы платите Барри Зито 20, платите и Мэтту Кейну 20»).

Прецедент раздувает рыночный пузырь несмотря на лимиты (налог, потолок зарплат) и время от времени бабахает как хлопушка, засыпая всех локаутным конфетти. Хороший пример плохого прецедента «Бруклин Нетс» и их 19 миллионов Джо Джонсону. Даже пожарник захочет сказать, я не хуже Джо Джонсона.

Деньги Джо Джонсона не оправданы даже НБА

У индустрии спорта свои законы и свои цены, которые отличаются от среднестатистических так же, как гонорар Хью Лорри от зарплаты реального врача (Хью получал 400 тысяч за серию, это годовой заработок лучшего диагноста).

Полицейский — 29 тысяч

Причины пропасти между «земными» зарплатами и зарплатами спортивной индустрии просты и одной из них будут поклонники спорта, те самые учителя и пожарные.

«Если вы думаете, что им переплачивают, перестаньте ходить на матчи, смотреть кабельное и покупать майки», Дэн, фанат «Нью-Джерси Джетс».

Подобное протестное эмбарго (закрыться дома, вырубить телик, сжечь майку) больше напоминает разновидность движения Occupy (Occupy Sport) и радикально глупо, но, как и в Occupy, в нём есть зерно смысла.

Существует мнение, что в большинстве случаев владелец команды платит атлету меньше, чем тот стоит. Это подтверждает точку зрения о вакууме зарплат и напоминает Уолл-Стрит в 80-х. Тогда менеджер Salomon мог вызвать брокера, выписать ему бонус на 2 миллиона и в счастливые глаза сказать: «Не стоит благодарности, сынок». Действительно не стоит, ведь выписали тебе два, а заработал ты 50.

Ещё до того, как Тим Тибоу провел хоть одну тренировку за «Пэтриотс», его джерси продавалось во всех онлайн-магазинах команды. Женское, мужское, детское, с новым пятым номером; парень, у которого нет гарантированной позиции и контракта, который в этом джерси может вообще не играть в следующем сезоне. $99,9 — покупай и проваливай.

Тибоу — безработный

Спортсмены — современные гладиаторы, их мало, их умения уникальны и в современном мире нашлись те, кто эти умения будет продавать, и кто на них будет зарабатывать. Если бы в древнем Риме продавались тоги с фамилией «Спартак» или «Максимус» они бы  обошли по числу продаж туники «Цезаря» и «Нерона».

И в этом еще одна причина высоких зарплат — исключительность. Сколько баскетболистов в НБА? 400? 450? Как в государственном масштабе называется такая цифра? Меньшинство. Погрешность. Их голоса не выиграли бы и выборы штата.

Сколько человек поступает на юридический? Сколько изучает педагогику? Сколько идет в полицию? Больше, их намного больше, чем профессиональных атлетов. Сколько из них может бросить мяч на 30 ярдов? Сколько может сделать трипл-дабл в финале НБА? Отличиться «сухарем» в главной серии НХЛ? У скольких из них есть уникальные умения, за которыми будет следить вся страна?

В слишком длинных цепочках востребованности всегда будут дешевые звенья. Уникальность спортсменов никогда не устаревает, ее невозможно поставить на поток. Мы можем знать дату президентских выборов, полета на Марс или выхода нового iPhone. Мы даже знаем, где его купить. Но где купить нового Майкла Джордана или Ларри Берда? В какой день выйдут их новые модели?

Дирк Новицки, NBA — 20 миллионов

«Я простой болельщик, с обыкновенной зарплатой, когда в пятницу я хочу посмотреть матч, мне все равно сколько им платят — я жду хорошей игры», Ричч, охранник, Индианаполис.

Один из феноменов кино и телевизионных ток-шоу — идентификация. Когда 16-летний школьник видит в своей подружке Беллу, а в себе Паттинсона это симптом двух вещей: кретинизма и того, что он посмотрел «Сумерки». Вероятнее всего посмотрит ещё. И ещё. И уж точно он нашел свою ролевую модель (надеюсь промежуточную).

Спортсмены вдохновляют. Последний финал НБА — семь матчей полнейшей самоотдачи любимому делу. Спортсмены становятся героями игр, статей, обзоров, рекламных компаний, телепередач, метафор… ролевыми моделями — Робертом Паттинсоном. А учителя? Механики? Врачи (да, но не так, чтобы часто)?

Пожарная служба — 40 тысяч

За ежедневной работой пожарного наблюдает максимум его бригада и, если повезет, человек, которого он спасает. Аудитория спортивного мероприятия насчитывает миллионы. И каждый матч может обернуться хэштегом #здесь и сейчас. Современная драма и современные воины, за которых, как за Ахиллеса, многие готовы отдать полцарства.

Полцарства за короля

Сколько длится карьера атлета? Если зарплатный пик юриста наступит годам к 40, то у атлета схема «Джимми Дина» — живи быстро, заработай еще быстрей (Nike начали платить ЛеБрону гораздо раньше, чем NBA). Рискпотерять карьеру у спортсмена выше, он непредсказуем. Травма, стечение обстоятельств, плохая репутация — риск стоит денег. В 40 лет, когда выпускник Гарвардской школы бизнеса откроет свою консалтинговую фирму, спортсмен будет жить на заработанные до 30-ти миллионы, если ему хватило ума их сохранить.

ЛеБрон Джеймс, NBA — 17 миллионов

Бюджет президентской кампании Барака Обамы в 2008 году был в 10 раз больше, чем у Джона Маккейна, но сам сенатор от Иллинойса получал 200 тысяч. Это не проблема политики, спонсоров или Обамы — это закон рынка. В 2012 у Митта Ромни был годовой доход в 20 миллионов, он проиграл — закон рынка.

Никто не виноват, что человек, который учит вашего ребенка читать, зарабатывает в миллион раз меньше, чем тот, кто учит вашего ребенка прыгать под кольцо, слушая Jay-Z. Зарплата учителей, как и любой другой социально-значимой сферы — не проблема спортивной индустрии, это проблема сектора образования, сектора услуг, сектора продаж. Спортсмен не будет корить себя, получая чек на зарплату или покупая новый Bentley. Будет — займется благотворительностью. В остальном — Кобе Брайант (27 млн.), Деррек Роуз (16), Пэйтон Мэннинг (18),  Дуэйн Уэйд (17), Дерек Джитер (17) не должны волноваться за количество нулей в своем счёте, их им обеспечили не урезания зарплаты копа или пожарного. Их обеспечила индустрия, которая им не переплачивает и не недоплачивает, а даёт по законам рынка.

Первоначально статья опубликована  в логе «Академия Рашмор» на сайте sports.ru (29 июня, 2013)

Rashmore
Rashmore Staff E-Mail - rashmoreacademy@gmail.com
http://vk.com/id260515905
Top
Загрузка...